XXIII cоционическая конференция в Киеве. Заметки об избранных докладах Уральская школа соционики
Уральская школа соционики

XXIII cоционическая конференция в Киеве. Заметки об избранных докладах

Ирина Шаманаева

20 ноября 2008 г.

Наконец дошли руки до расшифровки конспектов некоторых докладов, сделанных на сентябрьской конференции. Моя поездка в Киев была, конечно, путешествием дилетанта, но цель чуть-чуть перерасти это состояние, как мне кажется, в некоторой степени осуществилась.

Товарищи продвинутые соционики! Если где-то найдете ошибку, нехорошими словами прошу не ругаться, а вот спокойные и дельные указания на замеченные неточности принимаются.

Большинство докладов представлено в самом сжатом виде, но оказавшиеся наиболее интересными для меня (В. Гуленко, В. Новикова, И. Эглит) законспектированы достаточно подробно. Упоминаются здесь далеко не все доклады. Ничего не поделаешь, 7 дней интенсивной работы конференции не всегда выигрывали в конкурентной борьбе с золотой киевской осенью, хорошей погодой и общением с друзьями :)

1-й день. Открытие конференции

Дисциплиной соционический народ не отличается. Регистрация участиков задержалась на полчаса, открытие конференции сдвинулось на час. Когда я подошла ровно к 10, в Доме ученых еще почти никого не было. Но ко времени доклада Гуленко немаленький зал оказался забит до отказа.

А.В. Букалов, директор института соционики, произнес вступительное слово, в котором сообщил о создании ученого совета по специальности «соционика», присвоении степеней докторов философии в области соционики, а также о предстоящей сертификации соционики. Под тем, что подлежит сертификации, Букалов подразумевал преподавание и консалтинговые услуги, которыми сейчас занимаются все кому не лень.

В принципе Букалов, автор идеи мерностей функций и многих других идей разной степени перспективности и бредовости, произвел на меня хорошее впечатление. С течением дней оно только укрепилось. Видно, что мыслей у него по-прежнему полно, эрудиция замечательная (хотя рассуждения его на исторические темы и вызывают порой недоумение), и что институтом он руководит так же, как ведет конференцию – никого не зажимая и не ограничивая в свободе высказываний. Что в донах меня восхищает – это их импровизированный мыслительный процесс, умение на ходу додумывать свои мысли и тут же разворачивать новые. Насколько утомительно бывает иметь в семье невыключающийся бредогенератор, я знаю, но в малых дозах общение с ними исключительно приятно.

Потом был доклад В.В. Гуленко «Персонализация социотипов. Примеры анализа ФАП-данных» – первый из трех заявленных. Накануне киевская знакомая мне сказала, что Гуленко надо слушать на семинарах его школы: там он говорит очень живо, с артистизмом, а в больших залах перед незнакомой публикой говорит сухо и нудно. Но то ли зал был не слишком большой, то ли публика в основном знакомая… Ни сухим, ни нудным он мне не показался. Говорил вещи довольно спорные, по мнению многих. После доклада ему задавали много вопросов, большей частью некорректных. Однако в полемике он был на высоте.

О самом докладе, насколько я его поняла. ФАП – это функциональная акцентуация поведения. Методика находится в процессе совершенствования. Цель ее разработки – объяснение внутритипных различий между людьми. Как сказал Гуленко, соберите несколько человек с одним ТИМ и предложите представителям разных соционических школ их протипировать – скорее всего, они отнесут этих людей к разным социотипам. Дело в том, что рамки ТИМа слишком широкие, и реальные люди могут заметно отличаться от эталона (который к тому же у каждой школы свой). В целях «персонализации» типа респондентам предлагаются 2 опросника, которые заполняются с интервалом в неделю. Затем на основании ответов строятся 2 кривые: обе на одном графике, одна поверх другой. Одна ось координат у этого графика представляет собой шкалу от 1 до 8, вторая – аспекты, которые в ШГС обозначаются латинскими буквами (например, I – интуиция возможностей, L – структурная логика, R – этика отношений и т.д.). Так получается график, который показывает силу и устойчивость отдельных психических функций. Устойчивы они в том случае, когда кривые накладываются друг на друга. Там, где имеются резкие скачки, можно говорить об акцентах типа.

В.Д. Ермак. «Проблемы идентификации. Некоторые особенности верификации модели ТИМ психики». И Гуленко, и выступающий за ним Ермак, два робеспьера, в отведенное время (25 минут) уложились в точности. Хотя как раз именно их можно было слушать и слушать. Говорил Ермак, правда, об известных вещах – о проблемах идентификации и верификации ТИМа, о том, что надо при подтверждении гипотезы искать связи с типными, а не индивидуальными чертами. Он отметил такие явления, как «влияние ожидаемого результата» (известный в экспериментальных науках феномен) и влияние ТИМа типировщика на результат типирования. Впрочем, об этом было подробнее в один из следующих дней в докладе Ирины Эглит, тоже представительницы ШСС.

О.Б. Карпенко. «Соционическое консультирование на предприятии». Начала она с того, что напомнила о 3 стадиях, которые проходит в своем развитии коллектив.

1 – дело создают единомышленники, друзья.
2 – обозначается альтернатива «либо дружба, либо дело и служебная субординация», друзья становятся врагами, происходит найм профессионалов.
3 – профессионалы начинают диктовать свои условия владельцам средств производства, в результате чего оказываются на грани увольнения.

Только третья стадия – та, на которой полезно соционическое консультирование.

Среди принципов консультирования были названы такие: работать только с первым лицом, тем, кто принимает решения; консультантам не решать ничего за руководителя, даже если он готов им это передоверить. Не заниматься персональным соционическим консультированием на этом предприятии (определять типы сотрудников только максимально обезличенными способами, вроде тестирования), не допускать, чтобы рабочие материалы консультантов попали в руки персонала, вообще постараться сделать так, чтобы работающие на предприятии ничего о сути проводимого соционического исследования не знали. Очень важно – предупредить руководителя о том, что всей полнотой информации, полученной в результате исследования, делиться с персоналом нельзя. Были случаи, когда, «узнав правду о себе», увольнялись целые отделы.

С.И. Чурюмов. Провел презентацию своей книги «Улыбка чеширского кота» – о проблемах методологии в соционике. Что за человек ее автор, аннотация говорит сама за себя: «Архитектор, математик, психолог, педагог, переводчик, инструктор по общей физической подготовке, доктор философии в области философии и психологии личности». Короче говоря, ТИМ в данном случае – он же и диагноз. Но и книга, и ее автор мне понравились.

А.А. Овчаров. Из гуленковской школы. Был без своего соавтора Валентины Мегедь. Доклад выглядел странновато. Что автор его гексли (как мне кто-то сказал) верится с трудом, особенно после того, как доны с блеском продемонстрировали возможности черноинтуитивного мышления. Базовый черный интуит просто не может быть таким тугодумом. Докладывал об акцентах типа, бойко и гладко, но это ни о чем не говорит – идея акцентов принадлежит его шефу. А вот когда он перешел к примерам, очевидно, демонстрирующим его собственные измышления, – тут начался полный аут. Начал типировать политиков и актеров. Разумеется, все Наставники (Тимошенко в частности), а кто не Наставники, те Критики :) Исключением явились Никита Михалков и Андрон Кончаловский. Их г-н Овчаров определил в один тип, а именно… гексли. Только один инициальный, а второй терминальный подтип. Э?

И.М. Эглит. «О возможности намеренной фальсификации ТИМ при вербальном типировании». Суть доклада в том, что при желании можно много чего сфальсифицировать, но маломерную функцию представить как многомерную нельзя. Человек может по своему «маломощному» аспекту охотно делиться личным опытом или излагать усвоенные в течение жизни социальные нормы, что нередко вводит в заблуждение неопытных социоников. Однако «количество» (наполненность аспекта) и «качество» (его возможности) – это разные вещи. Например, маломерный черный интуит может утверждать, что всегда знает, чем закончится то или иное событие и как поведет себя тот или иной человек. Апеллировать он при этом будет скорее всего к опыту: «я был в похожих ситуациях», «я встречал таких людей». Многомерный черный интуит не обязательно будет делать прогнозы. Он всегда видит больше одного варианта развития события, и сила аспекта как раз в том, что он в состоянии увеличить шансы наступления благоприятного варианта и «выкрутиться» при неизбежном наступлении неблагоприятного.

Вопрос, однако, в том, может ли типировщик, обладающий собственным набором многомерных и маломерных функций, правильно определить «возможности» того аспекта у типируемого, который у него самого находится в маломерной функции. Этому вопросу были посвящены другие доклады Эглит и Ермака.

2-й день

Запомнился мне как «женский день» конференции – представлены были московские школы Елены Удаловой и Татьяны Прокофьевой

Е. Удалова. «Школа прикладной соционики: методика и результаты». Во главу угла поставлена проблема достоверного типирования. Идея такая: теоретически знать аспекты – не то же самое, что уметь их определять. Задача преподавателя – наглядно показать, как это делается. И поскольку учащиеся должны получить «экспертную» информацию обо всех аспектах, лучше всего их может этому научить пара преподаветелей, которые являются друг другу дуалами или активаторами. Парный метод преподавания в дополняющем режиме – ноу-хау этой школы. Еще один его плюс – способствование толерантности. Такая пара являет собой пример не соперничества, а симбиоза, когда мысль одного подхватывает и раскрывает другой.

На развитие соционической толерантности школа обращает особое внимание. Есть специальные упражнения, например такое: болевым ЧС-никам ЛИИ и ЭИИ предлагается написать по 4 хороших слова про черную сенсорику.

Результат, как утверждает докладчица, – ученики начинают испытывать симпатию не только к дуалам или тождикам, а к людям с чисто выраженным типом (даже если это конфликтеры или ревизоры), к тем, кто принимает себя таким, каков есть.

Интересная мысль прозвучала у П.В. Максимова в докладе «Энергетика интертипных отношений» – не мысль, а скорее наблюдение о том, что ТИМы левого кольца социального прогресса с течением жизни будто бы «разгоняются» (часто бывают примерными детьми и ведут размеренную жизнь в юности, но со времени наступления зрелости их темпы жизни и интерес к окружающему миру возрастают). ТИМы «правые», наоборот, активно вступают, «жить торопятся и чувствовать спешат», а потом их темпы замедляются, и вторую половину жизни они проводят спокойнее, чем первую.

Доклад был не очень яркий, но мне запомнился потому, что в нем прозвучала мысль, ставшая одной из главных тем конференции: о соотношении информационного и энергетического обмена. Докладчик исследовал отношения, где их участники обмениваются либо только информацией, либо информацией и энергией, либо преимущественно энергией. Например, общение в клубах – сугубо информационное, энергетически не насыщенное, т.к. суггестирования там нет. А вот дуальные отношения – в основном энергетические.

Е. Олькова. «Изучение зависимости социотипа рожденного ребенка от состояния, мыслей и ожиданий его матери во время беременности». Был поднят вопрос о происхождении ТИМа. Врожденный-то он врожденный, но каким образом он «врождается», и от чего зависит то, каким он будет? На мой взгляд, проблема эта не надуманная, автор доклада копает в перспективном направлении, но выводы выглядят – для меня – странновато.

Было опрошено более сотни женщин-матерей, как молодых, так и тех, чьи дети давно уже выросли. Респонденток просили вспомнить, а) на каких проблемах они фиксировались во время беременности, и б) как они обращались к будущему ребенку в утробе, какие ожидания на него возлагали (и это озвучивали). Оставляю за скобками вопрос, правильно ли были протипированы все эти матери и их дети. Но выводы автора доклада такие.

1. Проблема, с которой будущие матери «носились» всю беременность, трансформируется в болевую функцию ребенка. Скажем, если женщина «циклилась» на чем-то, связанном с БС, на своих физических ощущениях, то у нее родится джек или гамлет. Если не собиралась выключать себя из активной умственной жизни, училась, сдавала экзамены, осваивала какие-нибудь сложные предметы, то ее ребенок получит болевую БЛ. Если подвергалась агрессии, физической или моральной, и была слишком сосредоточена на своих страданиях, – получит «на выходе» роба или доста :) Если много работала и без конца решала практические задачи – болевого черного логика. И так далее.

2. Ожидания от будущего ребенка, сформулированные в обращениях к нему, пока он еще в утробе, трансформируются в его ограничительную функцию. «Будешь сильным, смелым, всем покажешь», – получите-распишитесь, дюма или габен. «Будешь хорошим, милым, ласковым» – гамлет или гюго. И так далее.

Самым спорным даже на фоне всего остального выглядело утверждение, что можно запрограммировать ребенка-дуала. Для этого нужно на время беременности отказаться от самореализации и больше думать о том, как лучше будет ребенку, а не себе. В соционических категориях это значит – работать по функциям своего «общественно-значимого» блока Ид.

Интересный доклад был у Т.Н. Прокофьевой – «Соционический подход к решению отдельных психологических проблем». Речь шла о формах страха по Фрицу Риману (шизоидном, истерическом, навязчивом и депрессивном). Т.Н. обратила внимание на то, что не следует проводить прямые аналогии с акцентами социотипов, хотя шизоидность сразу же хочется связать с черной интуицией, истероидность – с черной этикой, депрессивность – с белой этикой, а навязчивость – с белой логикой. Любой ТИМ может страдать любой формой страха. Но, по аналогии с дуальностью в соционике, одним формам страха «дуальны» другие, и таким образом «шизоидные» и «депрессивные», а также «истерические» и «навязчивые» люди гасят психологические проблемы друг друга. Также были даны соционические рекомендации по преодолению разных форм страхов. Например, шизоидный страх «снимается» путем развития суггестивной функции, депрессивный – референтной.

Ребята из прокофьевской школы мне не запомнились. Соглашусь с MLP – доклады невнятные, поверхностные и попросту банальные (например, «Что такое слабые функции и что с ними делать» – на уровне «моя мама дон-кихот, а тем не менее, хорошо готовит, значит, и другие тоже смогут»). Интересным для меня был только доклад Т. Беляковой – о терапии неврозов с учетом акцентуации характера. Доклад был о том, какой аспект в базовой функции каким образом может акцентуировать личность (может, но вовсе не обязан, – речь все же о невротических состояниях).

ЧС – садистская акцентуация. Защищается такой человек, перенося агрессию на фрустратор (это в принципе способ любой экстравертной защиты). Для иррационалов также характерна проекция – размытость границ между «я» и «не я», приписывание другим свойств собственного характера и соответствующие не подкрепленные ничем ожидания от другого человека.

ЧИ – оральная акцентуация. Проявляется «дерганными», резкими движениями, сбивчивой и невнятной речью. Характерна манера вертеть в руках мелкие предметы.

Псих. защита черных интуитов – аскетизм, ощущение отделенности от собственного тела, нелюбовь к телу, игнорирование физических потребностей. То же у белых логиков (БЛ – шизоидная акцентуация, проявления похожи на оральную, характерен взгляд себе под ноги).Эти люди склонны жить и вести себя в невротических ситуациях так, как будто ниже головы у них ничего нет.

ЧЭ – истерическая акцентуация. Защита (как и у других этиков) – вытеснение. «Я не буду об этом думать. Это было давно и неправда».

ЧЛ – нарциссический тип акцентуации. Защита – подавление («да, ну и что?»). Рационалам (логикам и этикам) также свойственна защита-рационализация («все к лучшему», «зелен виноград», «всякий опыт на пользу»).

БИ – шизофренический тип. Таким образом акцентуированные люди похожи на застенчивых детей. Защита – аутизм, уход в свой внутренний мир (в принципе это м.б. характерно для всех интровертов-интуитов).

БЭ – пассивно-женственный тип. Характерны ригидность, консерватизм, страх самовыражения, мягкость, уступчивость, неумение сказать «нет», заторможенность.

Владимир Миронов. Несколько замечаний о модели А.

Миронов на конференции схулиганил. Сначала он составил 8 аспектов из сгруппированных по 3 признаков Рейнина. Были использованы не все, а только некоторые пары признаков. Воспроизвожу его табличку:

Аспект А0. Формула: рациональность, деклатимность, позитивизм. Носители: ЭСЭ, СЛИ, ЛИЭ, ЭИИ.
В0: иррациональность, позитивизм, квестимность. ИЛЭ, ИЭИ, СЭЭ, СЛИ
С0: объективизм, стратегия, позитивизм. СЭЭ, ЛИЭ, ЭИИ, СЛИ
D0: субъективизм, тактика, позитивизм. ИЛЭ, ЭСЭ, ИЭИ, ЛСИ
А1: негативизм, квестимность, рациональность. ЛИИ, ЭИЭ, ЭСИ, ЛСЭ
В1: негативизм, иррациональность, деклатимность. СЭИ, СЛЭ, ИЛИ, ИЭЭ
С1: негативизм, стратегия, субъективизм. СЭИ, ЛИИ, СЛЭ, ЭИЭ
D1: негативизм, тактика, объективизм. ИЛИ, ЭСИ, ЛСЭ, ИЭЭ

А потом Миронов взял и составил из этих аспектов модель А для ТИМа ЛИЭ (Джек). Получилось вот что:

1. А0 (в роли ЧЛ) 2. С0 (в роли БИ)
4. D0 (в роли БС) 3. В0 (в роли ЧЭ)
6. D1 (в роли ЧС) 5. В1 (в роли БЭ)
7. А1 (в роли БЛ) 8. С1 (в роли ЧИ)

Я попыталась разобраться в этой странной комбинаторике. Задумалась над такими, например, вопросами:

а) если признаки аспекта А0 составляют ЧЛ, то почему среди его носителей нет штирлица? То есть понятно, конечно, – ЛИЭ позитивист и деклатим, а ЛСЭ негативист и квестим. Но при замене соответствующих полюсов дихотомий на противоположные получаем А1 – белую логику. А если взять джековскую БС, Do (субъективизм, тактика, позитивизм) и опять заменить дихотомии Рейнина на штировские (объективизм, тактика, негативизм), по Миронову выйдет ЧС – D1. Как теперь построить аналогичную модель для штирлица – ведь она получится вывернутой наизнанку? Максим тоже не «вытанцовывается»: формулы БЛ и ЧС не его, из-за позитивизма и деклатимности.

б) почему этика, рациональный аспект, выражается и в В0, и в В1 через признак «иррациональность»?

в) и еще я не могу уловить связь с названными ТИМами. Под В0 перечислены суггестивный, творческий, фоновый и болевой черные этики. Ну, и?.. Или суть в знаках этого аспекта, у всех перечисленных ЧЭ либо плюсовая, либо минусовая? Дон, есенин, наполеон и габен действительно имеют ЧЭ со знаком «+». Зато джековская ЧЭ – со знаком «−».

В общем, «рисовала я коня, вышел кролик у меня. Рисовала я корову, получился кролик снова…» В конце концов перестала искать черную кошку там, где, возможно, ее и нет. Мог же Миронов, не один год наблюдая, как самозабвенно киевские соционики разбирают на кубики и вновь составляют модель А, подсунуть им свой собственный вариант любимой игрушки: пусть развлекаются, спорят и ниспровергают, лишь бы не мешали деньги зарабатывать? :)

День 3-й

Сначала было много философии, физики, эзотерики и прочей биоэнергетики с психоинформационным пространством. Половину времени, отведенного на все это, я без сожаления прогуляла. А потом подошло время главной сенсации конференции – доклада Виктора Гуленко «Энергетическая модель соционического объекта: структура и функционирование».

Гуленко начал с того, что обозначил расстановку между соционическими школами. Первое размежевание касается отношения к модели А. Есть школы ортодоксальные, которые считают, что модель А – идеальная завершенная конструкция, и трогать ее нельзя. А есть неортодоксальные, которые не молятся на модель А как на икону и считают возможным ее улучшать. ШГС Гуленко относится к неортодоксальным школам.

Второе размежевание идет по линии, что считать предметом изучения соционики – информационный обмен между человеком и средой или обмен преимущественно энергией? ШГС стоит на «энергетических» позициях, в отличие от школ, которые считают, что в «информационном метаболизме» тотально преобладает собственно информация. Есть, впрочем, и компромиссная платформа, на которой стоят некоторые исследователи – они полагают, что равноценен и энергетический, и информационный обмен. Эта позиция здравая, потому что энергетическо-информационный метаболизм имеет 2 стороны: происходит как переход информации в энергию, так и энергии в информацию. Гуленко связал это с левым и правым кольцом социального прогресса. Для «правых» типов характерно движение от информации к энергии, получение удовольствия от обладания неким упорядоченным информационным материалом (мне тут почему-то сразу вспомнилась диафора из теста Веры Новиковой «восторженность структурных схем» :) – о докладе Новиковой тоже потом расскажу). «Левые» же, к числу которых относится и ТИМ самого Гуленко, находят более интересным переход энергии в информацию – рождение порядка из хаоса. Являять сторонником другого, преимущественно энергетического подхода, Гуленко посвятил время объяснению этой точки зрения (предвидя некорректные вопросы, которые снова были ему заданы и после этого доклада). «Смешанный» подход он не отрицает и считает, что в соционике должны существовать разные точки зрения.

Следующая часть доклада была посвящена раскрытию роли энергии и информации в современном мире. Обозначены были следующие тезисы:

1. В информационном обществе наиболее ценным ресурсом становится энергия. Информация избыточна, ее с каждым днем все больше, отыскать в информационном потоке что-то действительно нужное становится все труднее. Следовательно, на поиск информации требуется энергия. Сам факт энергетической зависимости, в которую впадают высокоразвитые страны от стран менее развитых, говорит о том, что энергетические процессы заслуживают научного внимания.

2. В этих же условиях избыточности информации воздействие словом (в чистом виде информация) будет эффективно только при условии, что аудитория эмоционально подготовлена, «разогрета». То есть информация просто не воспринимается без соответствующего энергетического сопровождения.

3. Творческие люди, генерирующие информацию, быстро сходят на нет без энергетической поддержки, будь то деньги или доброе вдохновляющее слово. Если человек умен, но недостаточно энергичен и никто его не подталкивает, – он получит в свой адрес только поговорку «Если ты такой умный, то почему ты такой бедный?»

4. В любых процессах, в любом деле чистая информация составляет максимум 25%. 75% приходится на энергозатраты. Чтобы процесс (допустим, какие-нибудь человеческие отношения, дружба, партнерство и т.д.) не прерывался, нужна непрерывная закачка энергии, волевые усилия, эмоциональная подпитка и т.д.

Отсюда следует, что в центре соционического исследования должны стоять энергетические процессы. Для этого разработана энергетическая модель ТИМ, которая не отрицает, а дополняет информационную систему ТИМ, является по сути ей «дуальной».

Как образуется энергия? В ее образовании участвует ансамбль функций, складывающийся в ходе эволюции.

1 этап – разрозненные и перемешанные функции (логика, этика, сенсорика, интуиция) находятся в хаотическом движении.
2 этап – в хаосе возникают силы притяжения и отталкивания. В энергетической системе силы притяжения (в кольцах социального заказа) сильнее сил отталкивания (в кольцах ревизии), поэтому функции одной вертности стягиваются в 2 группы.
3 этап – возникают динамичные эмоциональные связи. Это происходит там, где люди тратят энергию, а не только обмениваются информацией. Функции экстравертного и интровертного колец последовательно выстраиваются друг за другом, кольца крутятся…
4 этап – кольца синхронизируются в своей поочередной активности, наподобие систолы-диастолы сердечного ритма.

Это были отличия 1-го порядка энергетической модели от информационной. Теперь отличия 2-го порядка – основные деления энергомодели. Берется модель А, и для удобства рассматриваются те же всем известные блоки, только теперь они несут другую смысловую нагрузку.

Ментал-витал (1-2, 3-4 / 5-6, 7-8) .

В энергомодели это означает деление не на осознаваемые и неосознаваемые функции, а на свою и чужую территорию, на дистанцию, с которой перед нами раскрывается человек. Ментал (функции 1, 2, 3, 4) – это то, что видно в обществе, на далекой дистанции, витал (5, 6, 7, 8) – то, что проявляется дома, когда человек расслаблен и реакции его автоматические. С выходом в социум включается ментал – реакции становятся просчитанными, сознательными.

Крайние (1-2, 7-8) и средние (3-4, 5-6) блоки – это функции «ведущие» и «ведомые». Не стоит употреблять термины «сильные» и «слабые», лучше – более или менее выраженные, проявленные. Ведущие ментальные функции – это «миссия» данного ТИМа, его программа реализации в социуме. Витальные 7 и 8 функции тоже ведущие, только они означают реализацию дома, в семье.

Гуленко привел пример: допустим, представитель клуба сайентистов, логик-интуит, был воспитан в семье социалов или практиков («Хороший пример, вот она я, как раз такая» – подумала Фредерика). В результате ведущие функции у него оказались слабо наполнены. Но поскольку они все равно «ведущие», они «приведут» их обладателя туда, где он может «закачать» ими энергию – на соционическую конференцию, к примеру :) Поймет с непривычки мало чего, но получит энергетический импульс к самостоятельному развитию. Таким образом, ведущие функции, многомерные и обладающие собственным «газом» (а не «тормозом», как ведомые) накачивают в систему энергию. Ведомые функции эту энергию пожирают.

Теперь диагональные блоки. Некоторые сочетания функций работают устойчиво, другие – как бы импульсами. К устойчивым позициям относятся 1-3 и 5-7. Это «опорные оси» ментального и витального колец, они функционируют как будто в фоновом режиме. Позиции 2-4 и 6-8 «пульсируют», включаются тогда, когда они нужны (или когда сами хотят).

Наконец, левый и правый вертикальные блоки. Левые позиции – это «ценности», жесткие установки личности. Правые – «инструменты», их человек обычно не ценит, может по ним пойти на уступки, продукцией работы этих функций охотно делится с другими. Серьезные психические проблемы обычно накапливаются в «ценностном» блоке, где находятся и «больные» болевая и ограничительная функции, и капризная активационная, и «опорный столб», иногда не выдерживающий всего груза навешанной на него ответственности – базовая функция. В инструментальном блоке оседают проблемы ситуативные, сравнительно легко решаемые, ведь там у нас творческая функция, у которой обычно все в порядке с самооценкой, маломерная, но надежная ролевая, некритичная суггестивная и мощная фоновая.

Далее Гуленко рассмотрел энергетическое наполнение каждой функции.

1. Базовая. Ведущая, управляющая позиция, «капитан корабля». У этой функции – энергомаксимум. Она способна выработать энергию для всей системы из чего угодно.

3. Ролевая. У этой функции – энергоминимум. Она сидит на голодном пайке, тлеет, как головешка, но все-таки не гаснет.

2. Творческая функция располагает энергооптимумом. она получает и расходует ровно столько энергии, сколько нужно для решения поставленных задач. Перенапряжение ей не грозит. Ресурсы она получает с 1-й под конкретную задачу и выключается сразу по выполнении (1-я, как бдительный спонсор, следит, чтобы не было нецелевого использования отпускаемых средств).

4. То, что в модели А называется болевой функцией, здесь – функция «судорожной активности», или пусковая. У нее – энергопессимум. Она «дернулась и выключилась». Дерг нужен, чтобы запустить 1-ю. Давление на 4-ю стимулирует у человека выделение энергии, без нее слишком сильно желание «свалиться в витал», на свою территорию, и жить там спокойно, ничего не тратя, но ничего и не производя.

Те же процессы происходят и в витальном кольце.

5. Суггестивная функция. Работает она (очень важно!) на своей территории. К примеру, суггестивного черного этика ЛСИ (максима) на работе не нужно грузить бурными эмоциями, он реагирует на них очень плохо. Дома – наоборот.

6. Тормозная функция, по аналогии с 4-й (кнопкой «пуск») это – кнопка «стоп». Человек жмет на нее, когда понимает, что не справится.

7. Контролирующая функция. Активно вмешивается во все дела по своему аспекту, иногда ограничивает, иногда, наоборот, «разограничивает». Это и есть ТНС – болевая функция – энергосистемы. Человек по ней все знает, но сделать ничего не может, и давление на нее «ты меня не учи, а сделай сам» может привести его в ярость (от бессилия).

8. Функция демонстративная. Внезапная, резкая, привлекающая внимание. Социумом она оценивается как неадекватная, но на близкой дистанции все нормально.

В категориях «газ-тормоз» можно провести такую аналогию. У 1-й есть газ, но нет тормоза. У 2-й газ и тормоз работают одинаково хорошо. У 3-й есть тормоз (может сама себя сдерживать), но нет газа, самовыражаться ей не на чем. И наконец у 4-й не работает ни газ, ни тормоз, она может ни с того ни с сего рвануть вперед, а может внезапно отказать.

Для примера Гуленко предложил к рассмотрению энергетическую модель ЛСИ (Максим, «Инспектор»). Наверное, сразу бросится в глаза, что в отличие от модели А здесь не чередуются черные и белые аспекты, а выстраиваются в блоки ментала и витала: как об этом и говорилось в начале доклада, одно кольцо образуют все интровертные функции, другое – все экстравертные. Гуленко высказал мысль, что информационная модель энергозатратна помимо прочего еще и из-за чередования экстравертных и интровертных функций в ее блоках.

Ментал (далекая дистанция, «чужая территория», человек на работе, в социуме):

1– L (БЛ), поддерживает порядок, систему, черпает в этом энергию.

2 – S (БС), творчество направлено на достижение качества, комфорт; любовь к добротным вещам (а не сила – обратите внимание, что F (ЧС) перепрыгнула в витал. Это значит, что дома ЛСИ часто тиран, но в обществе он белый и пушистый).

3 – R (БЭ), вежливость, приязнь («душка» на людях!).

4 – T (БИ), сроки. В социуме ЛСИ можно и нужно подгонять, напоминать о сроках. Дома он такого не потерпит, но на работе это его заставит действовать.

Витал (близкая дистанция, «своя территория», человек дома, в семье):

5 – Е (ЧЭ), драматические эмоции. Нужны ЛСИ дома, в частной жизни, причем регулярные и разнообразные. А вот на работе он ни смеха, ни слез, ни драм не выносит.

6 – I (ЧИ), риск, неизвестность, альтернативы. ЛСИ трусоваты и не любят рисковать, но это видно только при общении с ними на короткой дистанции. Напоминанием о риске можно охладить излишний энтузиазм ЛСИ, остановить его, если он слишком разогнался.

7 – P (ЧЛ), методы работы. Склонность к нравоучениям: «делай так и только так». Влезает во все мелочи, заглядывает в кастрюли. На предложение сделать самому бывает неадекватен до истерики.

8 – F (ЧС), агрессия, волевое давление проявляется внезапно и очень сильно. Функция многомерная, у ЛСИ широкий «творческий репертуар» проявлений ЧС, но видны они только на близкой дистанции.

Это уже мой комментарий: получается интересная вещь, если 2 и 8 функция в энергомодели меняются местами: выходит, что по творческой человек самовыражается в эмоционально расслабленном состоянии, в семье, для «ближнего круга», а в социуме в роли творческой работает его фоновая. Применительно к ЛИИ: получается, выдумщик и фантазер он только дома (2-я ЧИ переходит на место 8-й БИ), на работе он не предлагает идей и альтернатив, а занимается планированием и прочим тайм-менеджментом: составляет графики, отслеживает сроки и т.д. Аналогично, скажем, ИЛИ: в социуме отчетливее проявляется его белая логика, а вовсе не черная.

*

Кроме доклада Гуленко, в этот день больше ничего интересного услышать не довелось. Я не имею в виду, что интересного не было. Мне нужно было рано уйти, но я рассчитывала до пяти вечера прослушать прокофьевский блок: Т. Прокофьева – «Психологический смысл горизонтальных блоков модели А» и В. Прокофьев – «Всегда ли нужна полная диагностика ТИМа». Еще в этот день были доклады В. Ермака «Соционическое образование», В. Львова «Соционика в работе с текстами», Г. Шульмана «Энергия покоя и энергия контакта в соционических взаимодействиях» и М. Матвиенко «Фокусы соционики». Если бы выдерживался регламент, мне бы удалось на них на всех присутствовать. А так я смогла захватить только доклад Татьяны Меньшовой «Оболочки сознания» (оказался для меня слишком уж эзотеричен – я лучше расскажу потом о другом ее докладе, «Миссия ТИМа СЛИ», прочитанном на следующий день), и Ольги Карпенко «Установки по Бёрну-Букалову и их влияние на межличностные отношения». По названию опять-таки прошелся MLP (насчет некритичного отношения О.К. к идеям мужа), но послушать о том, как влияют плюсовые и минусовые установки сознания на интертипные отношения, было любопытно. К Бёрну Букалов примазался таким образом: к его известным установкам «я+ / я−», «ты+ / ты−» он добавил еще одну: «они+ / они−» «Они» – это отношение к окружающему миру, к своей стране, народу, или, допустим, к мирозданию :) Плюс означает позитивное и оптимистичное восприятие своей информационной среды, минус – накопление негатива против окружающих людей, претензий к мирозданию. Был такой пример: полемизируя с известным изречением Достоевского «Мир красотой спасется», Андрон Кончаловский как-то заявил, что спасется мир никакой не красотой, а осознанием неминуемой катастрофы, что только страх заставит людей что-то предпринять для сохранения своей цивилизации. Карпенко отнесла первое высказывание к они+, а второе – к они−.

Букалов вывел несколько формул и связал их с философией отдельных социальных групп. Все их не помню, но вот например «я+ ты+ они−» – это установка снобов или мафиози (вроде «мы с тобой – два дерева, остальные – пни» :)). Установка «они+» характерна для нынешней Европы, которая принимает инокультурных мигрантов и терпимо относится к их инокультурности.

День 4-й

Алексей Баннов представил разработанный группой социоников из школы Гуленко проект «Соционический индекс цитирования». Он висит на сайте ШГС – можно посмотреть. Приведу здесь только вывод: наиболее значительные теоретические работы в соционике были написаны в 1995-1997 гг. С тех пор скорость развития теоретической базы соционики замедлилась и продолжает падать. Докладчик счел это негативным фактором, однако в дискуссии была высказана другая точка зрения: преимущественно теоретический этап действительно заканчивается, основные концептуальные положения сформулированы, но теперь предстоит проверить их на практике, и новые соционические разработки закономерно уходят в практическую плоскость.

Надежда Медведовская, знаменитая Дубравка, она же Гита, рассказала о своем виртуальном эксперименте по идентификации соционических признаков в текстах эпистолярного жанра. О нем можно прочитать на форуме НСО (начало здесь, «снятие масок» здесь), там же подведены итоги и выложена статистика. Вкратце: всем желающим было предложено определить ТИМ авторов 6 писем, обращенных к одному адресату. Дубравка дала подсказку: имя одного из этих 6 стало псевдонимом соционического типа. Адресатом была Ольга Книппер-Чехова (ЭИЭ), в то время актриса Малого Театра, а писали ей, среди прочих, Максим Горький (ЛСИ), Станиславский (ЛСЭ), Немирович-Данченко (СЛЭ).

В эксперименте приняли участие 55 человек. Интересно, что авторов понравившихся писем респонденты-интуиты были склонны записать в свои тождики, а респонденты-сенсорики – в дуалы. Опознать Максима Горького как ЛСИ оказалось не очень трудно. Его письмо было насыщено черносенсорными образами. Например, посылая Ольге Книппер свою книгу, он писал: «Для Вас я хотел бы переплести ее в кожу своего сердца». Респонденты с ЧС в ценностях, кстати, нашли этот образ вульгарным и неизящным, а вот болевым черным сенсорикам ЛИИ и ЭИИ он, как ни странно, понравился.

Заочно полемизируя с Мироновым, Дубравка сказала, что по художественным текстам ТИМ автора определить нельзя. Достоверное отображение в них логики, этики, сенсорики, интуиции – просто свидетельство писательского профессионализма. Подлинный ТИМ виден в документах, не предназначенных для публикации (письмах, дневниках), потому что там человек проявляет себя максимально естественно.

Потом была Вера Новикова – «Психолингвистические методы в соционической диагностике: тест аспектных метафор».

Этот доклад наряду с докладом Гуленко об энергомодели оказался один из самых для меня интересных. (Это личное: я сама была протипирована по тесту Веры Новиковой, и с тех самых пор было любопытно узнать, что же все-таки означали эти восемь бессмысленных словосочетаний, которые я «втемную» должна была объяснить человеческим языком :)).

Итак, наиболее актуальной и одновременно наиболее сложной в соционике является проблема достоверной диагностики. На качество типирования часто влияет специфика наполнения функций: легко перепутать базовую функцию с хорошо разработанной ролевой, а болевую – с недоразвитой референтной и т.д. Вера Новикова разработала методику, которая позволяет игнорировать фактор наполненности модели. Ее суть – постановка нестандартных задач, для решения которых человек использует свои многомерные функции.

Типируемому предлагается текст – набор из 8 диафор, и предлагается их расшифровать. Не зная, что все это означает, типируемый обращается к своим базовым представлениям о мире, и таким образом типировщик выходит на его чистый ТИМ.

Диафоры строятся так: берутся 2 противоположных аспекта (скажем, черная логика и белая этика; белая сенсорика и черная интуиция; т.е. такие, что если один какой-то аспект будет у человека сильным, то другой обязательно слабым), подбираются ассоциирующиеся с ними слова и связываются между собой. Слова обязательно подбираются реально существующие в русском языке, имеющие смысл и относящиеся к общеупотребительной лексике, так как тест должен работать независимо от уровня образования типируемого. А вот в словосочетании из-за неожиданного соседства эти слова свой обычный смысл теряют и получается абракадабра, которая не позволяет типируемому воспользоваться готовыми шаблонами и алгоритмами поведения.

Например, связка «белая логика – черная этика» описывается диафорами:

Структурная истерика
Восторженность структурных схем

Ожидается, что если у типируемого многомерной функцией является БЛ, то в расшифровке диафор он основное внимание обратит на структуру, начнет объяснять и описывать именно то, что выражается этим словом, а «восторженность» и «истерику» использует просто как эпитет.

Если наоборот, ЧЭ многомерная – то внимание типируемого «выхватит» слова, относящиеся к эмоциональным состояниям, и объяснение диафоры будет строиться вокруг них. Люди с болевой БЛ могут даже проигнорировать «структурные схемы» и объяснить предложенную диафору собственной ассоциацией, которая на первый взгляд ничего общего с исходным условием не имеет. Например, один ИЭЭ объяснил «структурную истерику» через «кульминацию репетиции оркестра».

Черная логика – белая этика

Родная целесообразность
Технологичная человечность

ЧЛ объясняют смысл этой диафоры как «целесообразность, присущая самому предмету, «родная» для него».

БЭ ассоциируют ее, например, с «потребностью что-то сделать для родных».

Белая сенсорика – черная интуиция

Приторная вероятность
Сопливая разновариантность

О второй диафоре базовый БС выразился так: «Это метафора детского сада. Детей там много, все разные и все сопливые». Базовый ЧИ: «Значит, все варианты плохие, выбирать не из чего».

Черная сенсорика – белая интуиция

Захват периода
Борьба маятника

Примеры, которые приводила Новикова, я не записала. Но сама я при типировании объяснила «захват периода» как «Выиграть время: хоть день, да мой». Ответ действительно указывал на сильную БИ и слабую ЧС, так как рассматривал только категорию времени, а семантика слова «захват» была практически проигнорирована.

Составление таких диафор требует от типировщика навыка, потому что иногда неудачно подобранные словосочетания сами подталкивают типируемого воспользоваться шаблоном. Например, звучная диафора на ЧС и БИ «территория времени» оказалась непригодной для типирования, потому что вызывала у всех банальную ассоциацию «часовые пояса». Если какая-нибудь диафора перестала отвечать требованию оригинальности (например, «структурную истерику» уже склоняют на всех соционических сайтах), то использовать ее в типировании нельзя, надо придумывать другую.

Полученные ответы внимательно просматриваются и выбираются диафоры, раскрытые наиболее выразительно и ярко. По ним определяются сильные функции ТИМа. Функции блока Эго часто проявляют себя и в раскрытии тех словосочетаний, которые опирались совсем на другие аспекты. Например, у базового черного логика фраза «восторженность структурных схем» вызвала ассоциацию «эффективный бизнес-план». Вопрос на БЛ, а ответ дан по ЧЛ.

Диафоры на аспекты, попадающие в болевую и фоновую функции, наиболее трудны для типируемого. Ответы на них часто невыразительны, банальны. Бывает, что человеку так и не удается внести в них смысл.

В том случае, когда удается только определить принадлежность к клубу, предлагается тест одноаспектных метафор. У этих словосочетаний уже есть и смысл, и даже более-менее правильный ответ. При анализе ответов типируемых можно определить, какие параметры были приложены к обработке информации.

Например: Бессилие воли. 1-мерная ЧС интерпретирует это просто как «слабую волю».

Преждевременное опоздание. Бальзак: «Есть разница между «прийти вовремя» и «прийти своевременно». Преждевременное опоздание – это приход уже не вовремя, но еще не своевременный» (!!!)

Я бы ответила со своей 4-мерной фоновой БИ так (версия появилась спонтанно, еще когда В.Н. не успела огласить бальзаковский вариант): «Это приход раньше того времени, которое считается приемлемым или даже желательным для опозданий». Фактически тот же смысл, «уже не вовремя, но еще не своевременно», только у бальзака получилось изящнее.

А вот штирлиц, опрошенный мной вчера: «Это выговор за то, что человек опоздал» (чувствуете, по болевой – сразу нагружает семантикой «упрека», «вины»).

Как вывод, Вера Новикова обозначила 2 очевидных плюса своей методики: 1) игнорируется мнение человека о себе, невозможно сфальсифицировать ТИМ; 2) отсутствует или снижается влияние ТИМа типировщика на типируемого.

Теперь Татьяна Меньшова – «О типе СЛИ и его миссии».

С ней я познакомилась благодаря новым друзьям из Николаева и Херсона – они знали ее раньше и как-то после заседания пригласили вместе с нами пообедать. Она, если кто не знает, соционик и педагог из Москвы, автор портретов женщин-представительниц разных социотипов, сама – ИЭИ.

Доклад ее о миссии типа СЛИ был интересный, хотя она слишком удалилась от соционики даже не в эзотерику, а в банальное морализаторство. Меньшова утверждала, что этот тип воплощает в себе глубинную суть матери-Земли, рождающей, оберегающей, кормящей, однако равным образом безжалостно отторгающей то, что теряет биологическую ценность. Миссия габенов и в особенности габенок (так как она исследует именно женские версии типов), следовательно, в сохранении самого человечества как биологического вида, в сбережении всего того, что целесообразно для выживания, и в отбрасывании «эволюционного брака». И мужчины, переставшие быть кормильцами и защитниками, и женщины, отказывающиеся рожать детей, в таком аспекте – именно «эволюционный брак», который должен быть отброшен. Вот оно как.

Потом была Татьяна Педан с невнятными «Типами и темпераментами». Я с недоумением узнала, что черная интуиция в Эго определяет собой сангвинический темперамент, а белая – меланхолический. Ну, базовые – может быть, но ведь и творческие, получается, тоже? Сангвиника-доста я еще могу себе представить. Но меланхолик-джек?!

Был MLP, М.Л. Потапов, доклад которого на многообещающую тему «Об опыте верификации соционического типирования на основе корреляционного контент-анализа блогов» был очень труден для восприятия, а диаграммы с мелкими цифрами не читались. Жаль.

А.В. Сажок прочитал доклад «Соционика – лекарство или яд?» Он сослался на доступную в Интернете статью психолога Н. Мельниковой «Что дает и что отнимает соционика». Среди отрицательных эффектов отметил следующие:

– восприятие соционики как панацеи, стремление все объяснить с ее помощью;
– человек перестает видеть людей во всей их многогранности и сложности. Людей вытесняют ТИМы, человеческие отношения заменяются интертипными.
– соционический фатализм, самооправдание, нежелание работать над собой.

Еще в предыдущий день мои николаевские друзья вместе с Меньшовой ездили в гости к киевскому соционику Евгению Литровнику, про которого я слышала, что он «матерый бальзачище» и «колдун». Они там фотографировали его коллекцию расписных тарелок с Западной Украины, где в элементах росписи просматриваются соционические знаки. А я увидела Литровника на следующий день – у него был доклад под странноватым для соционической конференции названием «Идет война народная». Признаюсь, мало что поняла. Вышел гороподобный мужик, с радостной улыбкой сообщил, что в Украине каждый год рождается по 40 тысяч генетических уродов (его слова, не мои) – и что это все последствия войн, голодомора, экологических катастроф и политических передряг. Рассказал про какого-то младенца, заживо закопанного в землю матерью-алкоголичкой в психическом припадке и спасенного через двое суток, про то, что этот младенец потом благополучно вырос, женился и сам произвел на свет детей, но что среди них нет ни одного полностью нормального. И мать, которая хотела его убить, тоже не просто так съехала с глузду, а сама военный ребенок с травмированной психикой. Словом, цепочки психических мутаций продолжают воспроизводиться в новых поколениях, и только работа с «тонкими» оболочками, чакрами и прочими каналами связи с космосом может-де их прервать.

День 5-й

И.М. Эглит. «Влияние ТИМа типировщика на результаты типирования»

Невозможно отрицать, что такое влияние существует, потому что каким бы профессионалом ни был типировщик, его собственные психические установки никуда не денутся. Характер взаимодействия ТИМов при типировании определяется разными факторами: знаками функций моделей А, мерностями функций, положением их в ментальном или витальном кольце типировщика и типируемого.

1. Влияние разных знаков функций

Школа Ермака (ШСС) исходит из положения, что минусовая функция компетентна в области как «+», так и «−» (грубо говоря, она способна справиться и с устранением негатива, и с созданием позитива), а плюсовая – только в области «+» (воспринимает только позитив). Информация, поступаемая с минусовой функции типируемого, выглядит для плюсовой функции типировщика как «неправильная» и может им даже игнорироваться в процессе типирования. Например, ЭИИ (БЭ+), типируя ЭИЭ или СЭЭ (оба – БЭ−) может не признать в них этиков, потому что с его точки зрения они высказываются и ведут себя «неэтично». Типировщик-ЛСЭ (ЧЛ+) будет шокирован, услышав от второго базового черного логика, ЛИЭ, что можно что-то «временно сделать некачественно».

Не следует думать, что только у плюсовой функции ограниченный спектр вИдения: минусовая функция тоже воспринимает информацию с искажениями. Минусовая белая сенсорика СЛИ (габена) может не воспринимать такую же базовую, но плюсовую БС у СЭИ (дюма): СЛИ тяготеют к минимализму, неперегруженным интерьерам, и дизайн интерьеров «от СЭИ», возможно, покажется им безвкусным, загроможденным мелочами и безделушками. Или представим, что минусовая черная интуиция ЭИИ будет оценивать плюсовую ЧИ альфийских интуитов ИЛЭ и ЛИИ. Достоевский сразу увидит, что их ЧИ не воспринимает негативных возможностей. Такая интуиция может ему показаться однобокой, «некачественной» и, как следствие, недостаточно сильной для базовой или творческой функции.

2. Влияние блоков

Блоки модели А типируемого представителя чужой квадры воспринимаются более адекватно, если они те же по аспектному содержанию (логика+сенсорика, либо логика+интуиция, либо этика+сенсорика, либо этика+интуиция). То есть легче понять представителя противоположной квадры, чем соседней. Штирлиц лучше поймет Жукова или Максима, чем Джека или Бальзака, хотя они тоже черные логики.

3. Влияние мерностей функций

Серьезный вопрос – можно ли, располагая одномерной функцией, адекватно оценить чужую многомерную?

Экспертно типировщик может оценить у типируемого только аспекты своей базовой и творческой функции. Нормативной функции уже приходится опираться на индикаторы (например, ситуативности), но внутренней сути она не понимает. Что касается одномерных функций, то они все оценивают только через призму собственного опыта. Им тоже приходится действовать с помощью индикаторов, однако они часто не способны разобраться даже в них. Решением проблемы будет отказ от типирования в одиночку. Для качественного типирования нужно, чтобы типировщики были «экспертами» во всех аспектах.

4. Проблема витальных функций

У типировщика витальное кольцо – это опыт индивидуальной жизнедеятельности. Чужое будет автоматически сравниваться со своим и соответствующе оцениваться. Следовательно, «экспертными» функциями должны быть функции ментального кольца.

5. Несовпадение по рациональности\иррациональности

Информационный поток иррационала может восприниматься типировщиком-рационалом как недискретизированный, нерасчлененный, без начала и конца. И.Эглит отметила, что даже коллегам-типировщикам, рационалам и иррационалам, вместе работать сложно, и в рациональной «команде» ШСС иррационалы не задерживаются. О.Карпенко, представительница иррационального соционического коллектива, сказала, что у них так же дело обстоит с рационалами :) В ходе обсуждения обе школы коснулись форм проведения соционического интервью. ШСС формулирует «прицельные» вопросы, точно попадающие в аспекты, а команда Букалова-Карпенко-Чикирисовой ведет беседу в стиле «давайте поговорим о…», и в этом спонтанном информационном потоке вылавливает соционически окрашенную информацию. В.Д. Ермак сказал, что ШСС придает большое значение развитию культуры типирования, соционической «деонтологии», профессиональной этике в отношениях типировщика и типируемого. Например, существуют запретные для соционического интервью темы. И. Эглит добавила, что дело эксперта – привести систему доказательств, почему он считает ТИМ клиента по итогам интервью именно таким-то. Клиент может принимать эту версию или не соглашаться, это его дело, насилие совершенно не допустимо. Следует всегда помнить, что профессионалам тоже свойственно ошибаться.

В.Новикова. «Дети конфликта». Тоже очень интересный доклад, в котором обобщены результаты изучения соционических взаимоотношений детей, выросших в конфликтных парах, со своими родителями. Доклад уже оформлен в статью, и лежит она здесь, всем рекомендую.

Интересное наблюдение: среди исследованных пар конфликтеров наиболее популярной была пара жена-ЭСИ – муж-ИЛЭ, и почти не встречалась пара жена-ИЭИ – муж-ЛСЭ.

Конфликтное взаимодействие на модели А автор доклада представила таким образом. Блоки 1-4 (базовая-болевая функции) – это собственно зона конфликта. Блоки 2-3 (творческая-ролевая) – зона конструктивного диалога. 6-7 (активационная-ограничительная) – нейтральная зона, и 5-8 (суггестивная-фоновая) – скрытый конфликт. Особенности взаимоотношений ребенка с родителями-конфликтерами и проблемы формирования его психики будут зависеть от того, на какой именно блок модели А ребенка попадет родительская «зона конфликта».

Далее был третий доклад В.Гуленко, «Проявление подтипов у детей 3-5 лет».

Сначала он напомнил основные положения теории подтипов. Психика – многослойный объект. Внутри находится «твердое ядро» – врожденный и неизменный ТИМ. На нем в течение жизни накапливаются разные напластования. Этот второй слой психики стабилен, меняется редко, там работают сильные или стабильно усиленные функции ТИМа. Так складываются подтипы. У детей дошкольного возраста они распознаются по поведению, проявлениям. По энергетическому наполнению выделяются следующие подтипы:

Доминирующий – лидер в группе
Креативный – творческий, нестандартный ребенок
Нормирующий – спокойный, послушный, дисциплинированный
Гармонизирующий – поведение нестабильное, отличается как положительными, так и отрицательными моментами.

Существуют «эталоны» ТИМов – это тип с подтипом, у которого усилена первая функция. Например, эталонные ЛСИ и ЛИИ – нормирующего подтипа, ИЛЭ и ИЭЭ – креативного, ЭСИ и ЭИИ – гармонизирующего, СЛЭ и СЭЭ – доминирующего. Остальные «размывают» картину ТИМа.

О теории подтипов Гуленко можно прочитать здесь.

Отдельное замечание касалось специфики работы с детьми этого возраста. Главной задачей педагога Гуленко считает минимизацию отрицательных проявлений – преодоление детского эгоизма, неспособности к концентрации. Задача максимизации положительного в этом возрасте второстепенна.

Следом за этим вступлением была представлена галерея очень ярких и выразительных детских портретов. Существование подтипов действительно трудно было отрицать. Они были хорошо видны на примере детей-тождиков: например, 2 девочки ЭИЭ, доминирующего подтипа «вождь» и классического подтипа «наставник».

Татьяна Педан, «Визуальное определение типа». Это было весело! Из доклада присутствующие узнали, что логики и этики со 100% точностью распознаются по бровям. У первых брови прямые, и внешний край на уровне внутреннего. У вторых – огибает глаз дугой. Самые высокие брови у представителей квадры Альфа, из них на первом месте по высоте бровей стоит ИЛЭ, а на последнем ЛИИ (но у них брови все-таки выше, чем у представителей квадры Бета). Самые низкие брови у представителей Дельты. Разрез глаз, форма века, – все также подсчитано, промерено и привязано к ТИМам двойным морским узлом. Подбородки у представителей квадры Альфа, оказывается, тоже самых выдающихся размеров во всем соционе (надо же, а я-то думала, что супермены с мощными квадратными подбородками – это напы и жуки :) ). Досталось не одной Альфе – у ЭИИ, по мнению Педан, глаза должны быть «рыбьи» (это как – круглые, выпученные и немигающие?)

Для интересующихся: на эту тему у Педан как раз вышла статья в новом, 4-м номере «СМиПЛ». А я долго не могла вспомнить, что мне все это напоминает. Сегодня утром дошло – бертильонаж! Картотека антропометрических данных преступников. Все просто. Пришел кто-нибудь на типирование – вместо вопросов берем в руки штангенциркуль и портновский метр, а затем обращаемся к ПеданТовской картотеке. Брови, скулы, губы, подбородок… э-э, да вы Гамлет, батенька!

День 6-й

Надежда Медведовская выступила со вторым докладом – о лингвосоционическом ассоциативном эксперименте, который в этот раз она провела не на посетителях форумов, а «живьем» на студентах университета, в котором преподает. Преобладающий ТИМ ее студентов-филологов – ЭСИ. Им были предложены слова, семантика которых более-менее четко связана с определенными аспектами. Больше всего ими было выбрано слов, ассоциирующихся с БС и БЭ, меньше всего – с БЛ и БИ.

Интересными показались их музыкальные ассоциации. Генделя студенты связали с ЧЛ, Шумана – с ЧЭ. По аспекту БЭ проходили украинские народные песни – про любовь, мораль, отношения. Бах – это, конечно, БЛ, «математическая музыка». Грига проассоциировали с БС (слушая его, «отдыхаешь, расслабляешься»). Римский-Корсаков – БИ.

Вера Борисова прочитала доклад о функциональных блоках Е.Шепетько. Я не записывала, т.к. у меня есть ее статья на эту тему. Материал очень интересный, я могла бы только пожелать как-то его визуализировать – без схем запомнить это трудно.

Лариса Прудникова, «Эпигенетический ландшафт в соционике». Эпигенетический ландшафт – модель, взятая из генетики и теории эволюции. Если применить ее по аналогии к соционике, то получится логически непротиворечивое и остроумное описание картины изменчивости и разнообразия внутри ТИМа.

Григорий Шульман прочитал доклад «Сенсорика или интуиция?». Вопрос этот рассматривался в связи с определением ТИМа Т.Г. Шевченко (о котором спорят: ЭСИ он или ЭИИ). Интуиция была доказана очень убедительно, но автоматически Шевченко к ТИМу ЭИИ это, на мой взгляд, не причисляет. Я бы поискала его среди этиков второй квадры.

Сам Григорий Александрович Шульман – интеллигент в лучшем смысле этого слова, обаятельнейший человек, наделенный внутренним светом, одно из самых моих приятных воспоминаний о конференции.

Юрий Симонов, автор известнейшей в сети книжки о женских типах (где «Алиса», «Душечка», «Вера Павловна» и так дальше). Нап, можно сказать, сертифицированный, – его туда сама Аушра определила. Доклад назывался «Ортогональные квадры: проблема взаимодействия». Смысла там было ровно на 2 минуты, но Симонов артистически занял все отведенные ему 20 минут байками, анекдотами, шпильками и саморекламой и оставил, должна сказать, приятное впечатление. Где этому учат, а?.. :) Рассказывал он о том, как писал очередную свою книгу (об Интернете) с соавтором из как раз-таки ортогональной квадры Альфа – ИЛЭ. Авторские стили и подходы никак не желали «срастаться». Дон считал написанное напом – попсой, а нап написанное доном – мертвой досуха отжатой инструкцией. Вывод был, что при общении в ортогональных квадрах теряется около 60% информации (в соседних – ок. 40%).

В.Д. Ермак, «Искажения ТИМа». Искажения психики являются причиной искажения и модели информационного метаболизма. Выделил 2 вида искажений: функциональную блокировку («запрет» на работу тех или иных блоков и функций) и недостаточную наполненность. В первом случае человек может оказаться не в состоянии пользоваться тем или иным своим блоком, так как попадает в уродующую его систему (Ермак считает, что Путин – ЭИИ, но служба в органах заставила его работать не по Эго, а по Суперэго, в результате чего он стал похож на ЛСИ) или с детства подвергается такому уродованию со стороны родителей (был пример о девочке ЭСЭ, которую родители сурово порицали за ее чрезмерную общительность, в результате чего у нее развилась боязнь людей). Вывод: при диагностике обращать внимание на мерность функций, т.к. люди бывают совершенно непохожими на свои ТИМы, а все обстоятельства их жизни типировщик не может знать.

На этом заканчиваю. Надеюсь, было интересно, а может, кому-то и полезно :)

Ключевые слова: отчет


Для того чтобы добавлять комментарии, вам надо представиться или зарегистрироваться.
© Уральская школа соционики, 2008-2014