Болевая функция и эмуляция многомерности Уральская школа соционики
Уральская школа соционики

Болевая функция и эмуляция многомерности

Вера Борисова

11 ноября 2011 г.

Соционика помогает нам узнать наши сильные и слабые стороны. Факт настолько общеизвестный, что прочитать эту фразу хочется не иначе как противно-занудным голосом. Очевидно, что наши сильные стороны – это в первую очередь функции блока Эго, слабые – относятся к сфере ТНС, то есть болевой (есть и другие, но они «болят» меньше).

Когда человек достигает знания соционики «на пользовательском уровне», он как бы «фиксируется» на болевой функции. В самом деле, жил он без ТИМа, и болевой у него не было, а теперь есть. И никуда от этого не денешься – у каждого ТИМа своя «ахиллесова пята». Причем когда пытаешься изучить, что это такое, то «болит» сильнее, особенно поначалу – потому что приходится обращать внимание на те вещи, которые раньше более-менее успешно вытеснялись из сознания.

Что же можно с этим фактом – наличия в ТИМе болевой функции – сделать?

Вариант первый, самый простой – постараться не обращать внимания. В конце концов, так поступают с неприятными вещами многие люди, которые соционику не знают. И даже некоторые, которые знают.

Результат – да, «болеть» будет меньше, и развиваться тоже. Вообще, все будет хорошо до тех пор, пока не произойдет нечто такое, на что нельзя не обращать внимания – например, серьезная проблема, требующая решения. И вот тогда мы увидим классическое «барахтание» по ТНС с самыми разнообразными негативными последствиями…

Вариант второй – обзавестись дуалом и рассчитывать в «скользких» сферах жизни на его помощь. Стратегия в принципе хорошая, если бы не избыток технических сложностей, возникающих в процессе «дуализации». То есть никакие они, конечно, не технические, а наоборот, отношенческие… В общем, найти именно «своего» дуала не так-то просто.

– Тема отношений, она такая…
– …склизская…

Третий вариант – пока перспектива «дуализации» остается лишь перспективой, самому заняться собственным развитием.

Каждая функция имеет специфику в восприятии и переработке информации, и соответственно, в накоплении опыта. Если мы зададимся целью «подтягивать» те элементы модели, которые не обучаются автоматически (в отличие от блока Эго), или делают это слишком медленно, то к каждому из них потребуется особый подход.

По сравнению с другими слабыми функциями ТИМа, шансы болевой обучаться достаточно высоки. Во-первых, эта функция находится в сознании и вполне дифференцирована. Во-вторых, в ней есть потенциал развития – недаром некоторые авторы называют ТНС «второй творческой».

В данной статье я хочу описать алгоритм «обучения» болевой функции путем эмуляции многомерности. Или, выражаясь более понятно, путем приобретения опыта такого поведения, как если бы ТНС обладала не одно-, а двух- или трехмерностью.

– Представьте, что вы уже знаете, что такое телепортация… Эй, куда же вы? Ну вот, и этот исчез.

Знание соционики дает возможность взглянуть на наши проблемы из позиции стороннего наблюдателя, сравнив наши привычные способы реагирования с поведением других людей. Если они могут решать те ли иные вопросы легко и непринужденно, значит, это возможно в принципе; следовательно, этому можно научиться. Или нет?

В чем сложность восприятия информации болевой функцией, а, следовательно, ее «накачки»? Дело в том, что ТНС воспринимает только собственный опыт. Информация, взятая из других источников, например, ценные указания со стороны других ТИМов, ей не помогает; более того, раздражает.

То есть чужим опытом мы воспользоваться не можем. Значит, нужно перенимать не опыт, а отношение к нему. Способ отношения к реальности – и в частности, к проблемам по данному аспекту – который мы можем увидеть у ТИМов с более благоприятным положением этого аспекта в соционической модели.

Первый шаг алгоритма – обратить внимание на обладателей тождественного и «делового» ТИМов, т.е. тех, чья болевая функция совпадает с нашей.

Ничего сложного делать не нужно. Нужно просто наблюдать – какие проблемы возникают у этих людей в сфере действия ТНС, и как они с ними справляются. Или не справляются.

Смотреть на тех, у кого этот аспект также является одномерным, но функция при этом не болевая (а значит, суггестивная) – на «квазитождиков» и заказчиков – бесполезно. Потому что с точки зрения осознания и решения проблем у них с этим аспектом еще хуже, а этому – отсутствию осознания – учиться нам не надо, мы это и так умеем.

Что мы в процессе наблюдения видим? Во-первых, что мы со своими проблемами не уникальны. У нас есть товарищи по несчастью, и их довольно много.

Во-вторых, посмотрев на явление статистически, понимаешь, что болевая функция имеет границы. Происходит осознание «масштабов катастрофы», и ТНС становится чем-то, с чем уже реально можно работать.

В-третьих, «болевость» занимает не все пространство функции. То есть не все реакции ТНС – болевые. Например, в пространстве S – кому-то ужасно, когда обсуждается невкусное и несъедобное, а кому-то – когда разговаривают о болевых ощущениях. То есть конкретный «предмет болевости» у разных людей может быть разным – в пространстве одного аспекта.

В-четвертых, мы видим, что у других людей есть какие-то свои способы борьбы с болевой функцией. Речь не идет о том, что нам нужно этим чужим опытом воспользоваться – пользоваться чужим опытом для ТНС из-за ее одномерности сложно. Главное для нас – увидеть, что проблемы нашей ТНС решаемы в принципе, причем решаемы различными способами.

Второй этап алгоритма – смотреть, что делают с аспектом нашей многострадальной ТНС обладатели двухмерной – нормативной – функции, т.е. зеркальщики и подревизные.

На тех, у кого этот аспект в другой двухмерной – референтной – функции, смотреть не то чтоб совсем бесполезно, но… никаких объяснений мы от них не получим, потому что они сами не очень знают, что у них там всплывет в следующий момент. Нам же, чем больше вербальных объяснений, тем лучше.

Нормативная функция очень доходчиво способна рассказать про то, как она не грузится. «Что ты делаешь, когда болеешь? – Пью таблетку. – А если болеешь чем-то непонятным? – Тогда иду к врачу и пью ту таблетку, которую врач назначит». И никакой ТНС-ной паники. Дело не в таблетке, конечно, а в отношении.

Нормативная функция делает акцент на нормы и правила. Она их знает, она может их озвучить и даже заставить выполнять :) Можно попробовать послушаться, это интересный опыт :)

Общаясь с зеркальщиками и подревизными, стоит обратить внимание на установку, которая для них является абсолютно естественной (для данного конкретного аспекта): при возникновении проблемы нужно найти правило для этого случая и ему следовать. (Если правило неизвестно, нужно найти того, кто его знает.)

Пронаблюдав, можно попытаться сделать так же. Взять какую-то мелкую заморочку, в которой количество «загруза» явно непропорционально величине проблемы, и попробовать применить правило. (Про правило заранее узнать у нормативной функции.)

Что очень хорошо умеет нормативная функция – это «отмазываться». Вот этому точно стоит у ней научиться :) То есть внутренне тебе по-прежнему неприятно, если на тебя наехали по болевой, но если ответить, что ты тут ни при чем, ты выполнял правило – тебя довольно быстро оставляют в покое! Можно совершенно автоматически научиться так отвечать :) Для этого нужно соответствующие правила узнать и выучить. (Чем полезна нормативная – она все необходимые для выживания правила знает.)

Причем дело ведь не в том, чтобы следовать какому-то определенному правилу. Дело в принципе снятия с себя ответственности. А если конкретное правило не нравится, можно всегда найти противоположное. Например, по той же S – есть люди, которые руки моют всегда после улицы, а есть такие, которые не моют – считают, что не надо, и совершенно не грузятся про это, и живы-здоровы до сих пор. Главное, чтобы наличие правила успокаивало :) Не думать каждый раз, грязные у меня руки или нет, но автоматически – пришел с улицы, вымыл. И если спросит кто-нибудь: руки чистые? – честно отвечаешь: мыл! Даже если не мыл :)

Болевая функция – перфекционист; она чувствует себя ответственной за каждую мелочь. А нормативная может научить снимать с себя ответственность. Конечно, есть вещи важные, ответственность за которые с себя снимать и страшно, и не нужно. Но грузиться из-за мелочей вполне можно перестать.

Третий этап: когда мы болевую функцию таким образом разгрузили, лишнюю ответственность сняли – образуется некоторое количество свободной энергии. И эту энергию можно использовать для творчества, то есть переходить к эмуляции трехмерности.

Если девиз двухмерной функции «я тут ни при чем, я выполнял инструкцию», то у трехмерной – «делаю, как моя левая пятка захотела».

Итак, берем творческих по интересующему нас аспекту ТИМов – «родственников» и суперэго – и смотрим, что они делают. А делают они, действительно, что хотят. Сегодня одно, завтра другое, послезавтра третье.

Здесь ответственность за свои действия у нас возвращается обратно. Но это уже не та перфекционистская болевая ответственность. В «трехмерном» варианте человек отвечает за свои желания и действия не перед кем-то со стороны, а перед самим собой. И поэтому он имеет право и на эксперименты, и на творчество, и на ошибки.

Наблюдая за функционированием трехмерного аспекта, с удивлением видишь, насколько разнообразными могут быть его проявления. И что характерно, никто из-за этого не переживает: «по-другому» – не значит «неправильно».

У творческих функций полезно спрашивать, «как они это делают». Это самая сознательная часть ТИМа – в том смысле, что она очень много может осознать и объяснить.

На чем основана расслабленность и «творческость» творческой функции? На самом деле она просто знает, чего ей хочется, и знает, как этого можно достичь.

И здесь мы возвращаемся к личному, индивидуальному опыту, который был с нами с самого начала. То есть – болевая функция тоже знает, чего ей хочется. Просто ей нужно чуть больше времени, чтобы сосредоточиться и это знание из себя извлечь. А еще ей мешает страх – «что о ней подумают». Так вот если путем вышеописанных манипуляций с собственным сознанием научиться этот страх отодвигать – то окажется, что процесс решения проблем в сфере ТНС не такой уж и мучительный.

– Женщина не знает, чего она хочет, но не успокоится, пока это не получит.

Можно ли эмулировать четырехмерность?

Дело в том, что наше человеческое сознание – трехмерно, и работа четырехмерных функций выходит за пределы наших осознавательных возможностей. Соответственно, накопление информации через осознание на этом месте заканчивается.

Усвоение любого навыка проходит через ряд этапов – от неуверенных действий с полным контролем сознания до выработки «автопилота», когда сознательный контроль не только уже не нужен, но даже и является помехой. Помните сороконожку, которая задумалась, какой ногой ей шагать?

Так вот. Если нам удастся обзавестись «автопилотом», который возьмет на себя решение пусть только какого-нибудь одного вопроса в сфере ТНС, избавив нас от раздумий, страха оценки, неуверенности и мучений выбора – то это вполне можно считать эмуляцией четырехмерности.

А насколько это возможно осуществить – предлагаю проверить читателям :)

Опубликовано в «Журнале НСО» №1/2007.

Ключевые слова: модель А


Для того чтобы добавлять комментарии, вам надо представиться или зарегистрироваться.
© Уральская школа соционики, 2008-2014