Робеспьер (ЛИИ) Уральская школа соционики
Уральская школа соционики

Робеспьер (ЛИИ)

29 декабря 2012 г.

Я Робеспьер. Не вполне типичный – живенький, из сангвиников, из-за чего при типировании часто попадаю в Джеки. Но информационный обмен у меня, конечно, интровертный, так что особых сомнений в типе нет.

Картина мира

Моя картина мира напоминает графики из книг по теории систем: есть какое-то пространство – неоднородное, с рельефом, сгущениями-разрежениями, а в нём направления разной конфигурации, разветвления, ключевые узлы и прочее. Только оно не двумерное и даже не трёхмерное, а непонятной мерности и включающее в себя время. И я путешествую по этому пространству, почти физически ощущая ветвящиеся кусты возможностей, точки выбора, места пересечения с другими траекториями. Каждый сделанный выбор порождает новую ветвь вероятностей.

Восприятие, память, мышление

Из органов чувств на первом месте слух, на втором обоняние-осязание, зрение на третьем. Память обширная, но соображаю очень медленно: выражаясь компьютерным языком, у меня маленькая и к тому же очень тормозная оперативка. Совершенно нет зрительной памяти: на конкурсе худших свидетелей я без труда займу первое место. Могу целый вечер проговорить с человеком и не вспомнить, во что он был одет. То же с именами: мне только что представились, а я уже забыла, как собеседника зовут…

Внимательность – не мой конёк. Как и полагается уважающему себя рационалу-интроверту, собираю все углы и косяки; ноги почти всегда в синяках, о происхождении которых я ничего не помню. Аккуратностью тоже не отличаюсь – регулярно что-нибудь роняю, просыпаю или разбиваю. При этом отлично развита мелкая моторика: расковырять под лупой объект размером в доли миллиметра (и при этом не отковырять лишнее) мне интересно и легко.

Довольно легко разбираюсь в структуре и внутренних связях разных объектов. Очень люблю учить языки, и если бы занималась ими серьёзно, то точно стала бы хорошим переводчиком (литературным, не «онлайн» – не умею быстро соображать). Сразу отличаю хороший перевод от плохого, чувствую стиль, могу сформулировать, где и почему не так и как это можно исправить. Без труда могу починить какой-нибудь простой бытовой прибор: методом исключения определяю, в чём проблема, и устраняю, если могу. Как правило, это всего лишь отпаявшийся проводок или заевшая деталь. А вот с математикой у меня хроническая и взаимная нелюбовь, хотя Робеспьер вроде как «обязан». Но этот сбой касается только алгебры – в геометрии я чувствую себя легко.

Собственное мнение

Конечно, собственное – а чьё же ещё? Разве можно жить чужим мнением, пусть и очень авторитетным? Бывает, что ты не разбираешься в чём-либо и полагаешься на чей-либо опыт, но это другое. Если мне нужно составить мнение по какому-либо вопросу, я изучаю матчасть (благо информацию сейчас раздобыть легко) и/или расспрашиваю тех, кто в этом разбирается.

И, конечно, свою картину мира и своё мнение нужно постоянно подвергать ревизии. Как сказал один умный человек, «если вы за последние 10 лет не пересмотрели ни одного принципа – пощупайте свой пульс: скорее всего, вы давно умерли».

Работа

Работа для меня – способ проявлять свои природные дарования и получать за это деньги. Основное моё занятие – преподавание, причём и вузы, и дисциплины были разные. Мне нравится из вороха плохо систематизированной и невнятной информации (учебники терпеть не могу) делать что-то интересное, доступное и дающее повод к осмыслению на более глубоком уровне. И ещё у меня почти всегда есть подработка – корректура, графологический анализ, подготовка материалов для сайтов или печатных изданий. Стратегия «работа + халтура» мне очень нравится, поскольку сочетает стабильность и гибкость.

Слово «карьера» для меня совсем чужое. Хорошо делать своё дело на своём месте – это я понимаю, а целенаправленно лезть по служебной лестнице – нет. Если у тебя есть способности и опыт, то нужная должность найдёт тебя сама. Сейчас очень много людей, ухватившихся не за своё. Я часто занимаюсь графологической аттестацией персонала, и их видно сразу – напряжённых, с хронической усталостью и признаками невроза. И смысл в такой карьере? Душевное равновесие и нормальный ритм жизни дороже.

Одежда

До определённого возраста не понимала, зачем женщине нужно краситься, тратить деньги на модные наряды и побрякушки. Считала, что внутреннее содержание заменяет всё. Сама одевалась исключительно по принципу удобства, не разбираясь ни в стилях, ни в фасонах, и предпочитала тёмные оттенки. Юбки не носила вообще (неудобно же!), каблуков не признавала – в общем, вид имела самый что ни на есть мальчишеский. Ещё терпеть не могла походы в магазин или на вещевой рынок: толкотня, пестрота, все эти нудные примерки раздражали. Предпочитала занашивать до дыр привычную водолазку или джинсы. Со временем отношение к женственности и её проявлениям изменилось. Сейчас в гардеробе появились юбки и платья, в шкатулке – косметика и цацки. Полтора года назад проколола уши и с удовольствием ношу серёжки, они мне очень идут.

Одежду могу купить хоть на китайском рынке (смотря какую), а вот обувь беру только в фирменных магазинах. «Рикер» – одна из любимых марок: и качественная, и удобная, и цена не слишком кусючая. Правда, регулярно ухаживать за ней я забываю: часто бывает так, что надо выходить из дому, а обувь захлюстана, и на каблуках засохшие комья вчерашней грязи…

Быт

К быту отношение у меня с детства было прохладное. Прибиралась исключительно по родительской указке, совершенно не обращала внимания, что где стоит и лежит, насколько это удобно. Пройти, сесть можно? – можно, вот и ладушки. Затем стала более внимательно относиться к чистоте и комфорту, стала инициатором ремонта и перепланировок в квартире, вынесла из дома кучу хлама, освободила пространство.

Каким должен быть дом? Прежде всего – просторным и светлым. Мне очень близко высказывание Ле Корбюзье «Дом – это машина для житья», и я знаю, чего хочу от своей машины. Много воздуха и света, ничего лишнего, минимализм и естественность в дизайне. По возможности натуральные материалы. Никаких пылесборников типа мягких уголков и открытых книжных полок. Коврик один, для йоги. Обязательно цветы (меня любят кактусы, молочаи, драцены и прочие суккуленты). Кота пока нет, но обязательно будет.

Еда

О, вкусно поесть я очень люблю – благо комплекция позволяет. Девиз «Война войной, а обед по расписанию» мне очень близок, и обедать я предпочитаю дома (на хорошее кафе денег нет). Кстати, близость к дому – один из основных критериев выбора работы. Питаться гамбургерами и прочим макдональдсом я способна лишь в случае крайнего голода. Совершенно не понимаю, как люди это едят ежедневно – это ж не еда, это биотопливо, причём низкокачественное и невкусное. В магазине тоже абы что не куплю: полуфабрикаты как еду вообще не воспринимаю, молочные и мясные продукты беру только определённых марок и свежие. Дома целая полка забита травами и пряностями, я очень люблю с ними экспериментировать.

В своё время научилась очень неплохо готовить. Просто мечтаю, чтобы меня кто-нибудь вкусно кормил – но увы, вопреки всем соционическим предписаниям, муж-Дюма категорически отказывается вставать к плите (но тоже любит вкусно поесть). В итоге всё делаю сама – от каш и борщей до лагмана и фалафеля. Сама ставлю тесто, пеку пироги, делаю настойки на травах-корешках, солю огурчики. И продолжаю мечтать, чтобы меня кормили (а также мыли за собой посуду)…

Творчество, хобби

Творчество – это не какой-то отдельный процесс, это стиль жизни. Переводить текст полуграмотного автора с русского на русский – творчество? Конечно. Решить, чего накидать в кастрюлю, чтобы сочеталось между собой – творчество? А как же. Сшить дитю одеяльце лоскутное – тут уж совсем разгул фантазии. Работа у меня всегда связана с умственной деятельностью, а вот увлечения почти все «ручные»: сшить, связать, починить и т.д. Владею разными видами рукоделий, знакома с перфоратором, рубанком, косой, конской упряжью… При этом прекрасно понимаю, что постоянно заниматься этим и тем более зарабатывать я не способна. Мой основной рабочий инструмент всё-таки голова. Вот муж-Дюма – наоборот: за год ему совершенно осточертела работа проектировщика, и он мечтает, как прежде, работать с оборудованием.

Хобби не только «разбавляют» собой умственную деятельность, но ещё и дают дополнительные навыки, а с ними потенциальную возможность заработка. Поэтому, если мне выпадает возможность научиться хоть чему-нибудь, я ей пользуюсь. Очень люблю осваивать всё новое, даже если знаю, что оно вряд ли пригодится в жизни. Кроме того, монотонная ручная работа – прекрасный фон для размышлений и рождения новых идей. Отлично понимаю, почему во всех религиях так популярна практика «рукоделия»: корзины плести, в огороде ковыряться, храм мыть…

Пока не было ребёнка, я с удовольствием ходила в походы и вообще проводила время на природе. Это моя среда, в отличие от города, особенно мегаполиса. Не слушайте тех, кто говорит, что поход – это дискомфорт, грязь и прочие неудобства: времена брезентовых двускаток, ватных спальников и жутких рюкзаков-«арбузов» давно прошли. Если вы не претендуете на маршрут пятой-шестой категории, где требуются изрядная физподготовка и выкладка по полной, то серьёзные трудности вам совершенно не угрожают (я сама их не люблю). Поход для меня – приятная прогулка по красивым местам в доброй компании. Особенно люблю, когда меня, мои вещи, еду и гитару везёт лошадка :) А все эти километражи и категории – пройти от пункта А до пункта В за время t, или во что бы то ни стало покорить гору N по восточной стене – это для специально устроенных людей, я к ним не отношусь.

Люди, отношения

В этой сфере я ощущаю себя неуверенно, как человек, оказавшийся в незнакомом тёмном помещении. Пробираюсь осторожно, ощупью, что-то роняю (часто себе на ногу), иногда натыкаюсь на что-то непонятное… Соционика для меня – вроде путеводителя, позволяющего представить себе «типовые конструкции» мышления. С той же целью интересуюсь психологией и психиатрией.

Раньше общение давалось тяжело – тем более что в детстве и подростковом возрасте я сильно заикалась. Большой коллектив меня не принимал, да я в него и не стремилась: у меня всегда были 2–3 близких друга, с которыми я в основном и общалась. Потом круг общения постепенно расширялся, заикание почти сошло на нет, а вступление на потомственную преподавательскую стезю дало хорошие коммуникативные навыки. Но до сих пор чувствую себя неуверенно в незнакомом обществе: не знаю, к месту ли я тут, хотят ли со мной общаться. На адаптацию требуется довольно длительное время.

Большие шумные компании меня быстро утомляют. Напрягает не столько обилие людей, сколько постоянный фоновый шум и невозможность уединиться, когда тебе буквально оттаптывают биополе. Мне скорее по сердцу небольшая весёлая компания единомышленников и старых друзей, когда есть о чём поговорить и все понимают друг друга. В гости я хожу редко, сама принимаю гостей тоже редко: небольшой коллектив на работе и общество мужа и сына совершенно удовлетворяют мои потребности в общении. В социальных сетях зарегистрирована, но бываю там очень редко (кроме ЖЖ).

Цели и/или интересы, процесс достижения

Если «цели/интересы», то я скорее человек интереса. Если нет искренней мотивации изнутри, то или не получится, или получится криво, или результат на пользу не пойдёт. Поставить себе цель и достичь её – совсем не моё. Видимо, поэтому я не достигла успехов ни в музыке, ни в спорте, хотя данные были неплохие. Никогда не было желания соревноваться с кем-то, доказать, победить, стать первой (и очень огорчаться, если не стала первой). Уже в раннем детстве я была дауншифтером, и все эти «соберись», «заставь себя» и прочие второквадренные призывы лишь отбивали интерес.

В школе и вузе училась охотно, потому что интересно было. Но ни медали, ни красного диплома так и не получила – оценки как таковые меня слабо интересовали, да и насчёт их значимости в моей судьбе я никогда не питала иллюзий. Могла забыть сделать важное домашнее задание или не подготовиться к контрольной. Мама-Макс не знала, что со мной делать: «Листаю дневник: пять, пять, пять – два… Пять, пять, пять – два…» Мой пофигизм в отношении оценок приводил её в ужас.

С тех пор мало что изменилось. Я такой же пофигист и дауншифтер, до сих пор предпочитаю свободное время и гибкий график хорошим деньгам и не понимаю, как можно работать летом – работа в вузе меня испортила окончательно. Какие сейчас цели? Например, преподавать на каких-нибудь курсах. Вузы превращаются в пункты торговли дипломами в рассрочку, и сеять разумное-доброе-вечное в таких условиях становится всё труднее и всё скучнее. А на курсы приходят люди заинтересованные и, как правило, уже взрослые. А в отдалённой перспективе – хочу переехать с семьёй в небольшой, зелёный и уютный городок, где есть работа для меня и для мужа. Если этот городок будет где-нибудь в Чехословакии или в Канаде, я не возражаю :)

Ключевые слова: Робеспьер, ТИМы изнутри


Для того чтобы добавлять комментарии, вам надо представиться или зарегистрироваться.
© Уральская школа соционики, 2008-2014