Манифест соционики Уральская школа соционики
Уральская школа соционики

Манифест соционики

Евгений Шепетько

30 декабря 2015 г.

«…Подобно тому, как ткач, собираясь выткать узорчатую полосу, натягивает вначале одну основную нить, также точно и ткань философских рассуждений нужно начинать с основы – с человеческой души» (Боэций, М., 1990).

«Нет ничего столь чудесного, что бы не мог произвести механизм природы…» (Лейбниц, Т.2, с.221).

§1

Сколь бы человек не был бы абсурден, неуместен и несостоятелен – это его неловкое положение не касается соционики, ибо в ней он имеет тип, а это гарантия его полноценности, его права, – человек с типом состоит в общем деле. Тип обеспечивает личности необходимый статус, подтверждает её априорную состоятельность, потому что тип выше любой абсурдности, неуместности и несостоятельности, ибо факт наличия стандартного типа – безразличен по отношению к любым иным внеположенным типу оценкам, принципам или их отсутствию. Тип – это первозданный патент, это паспорт нормального гражданского состояния в мире психологической и социальной идентичности и натуральности; он дан невидимым, но удостоверяет то, что безоговорочно экзистенциально уравнивает всех, – подобно рождению, бытию в мире и всем неустранимым событиям или измерениям индивида.

§2

Многообразие различий в личностях и в их взглядах 16-ти типов, которое не может быть просто и естественно объединено в одну сущность, объединено в интерсубъективной механической системе, в общей автоматизированной структуре, в сложносоставной форме, т.е. в Целом Идеальной Машины. Всё различие и разнообразное сознание личностей обрабатывается и находит свой отклик в комбинированной конструкции, которая предусматривает обмен и сложную систему соотношений друг с другом, и куда бы не ткнулась личность – она всюду обнаружит паутину и замысловатую ткань её законов и функций, везде выхватывающих и предзадающих роль типа среди типов. Общий Идеальный Механизм причудливо предназначает положение личности в окружении типов и многообразно определяет роль всех типов по отношению к личности; эта Машина включается каждый раз, спрошенная и не спрошенная, и когда личности, т.е. типы, сходятся друг с другом, и тогда, когда они одни.

§3

Всякая машина имеет свой предел, начало, дно, но не Идеальная Машина, так как Идеальное конструирование может выставлять и выстраивать новые пределы, заново начинать и побуждать к обнаружению изначальности, и раскрывать за одним дном другое дно, а там и третье, и так далее – в этом и состоит совершенная сила Машины. Сторонник Идеальной Машины ищет её пределы и едва он находит их, – в суммарном сочетании работы Машины, в сопряжении накопленных подходов, сторон и воль типов, в обозрении всех типов, – эти пределы отступают вдаль, расступаются; тип заново для своего контекста открывает изначальное и устанавливает пределы, так как в это же время – в комбинированной связи типов – другой теоретик открывает иное изначальное, задаёт иной принцип и понятие о нём. Когда несколько теоретиков стремятся достигнуть дна этой Идеальной системы, когда где-то рядом или за перегородкой типов, – в его «машинном отделении» или в «машинном отделении» другого типа, – другие теоретики определяют иные параметры и характер системы, то система приходит в движение и дно её смещается, корректируется, уходит из-под ног, и в третьих отделениях уже готовятся – из этих сетевых метаморфоз – выплеснуть описание отдельных типологических феноменов.

§4

Сколь бы личности не ожидали индивидуального и неформального общения и дел с другой личностью – сигналы их отдельных машинок будут перехвачены большой Машиной, которая обладает всеобъёмлющей и роковой силой, словно это «Молох», и направлены в строгом расположении аспектов и в соответствии с расписанием ролей. И пусть личность пробует, старается, пытается выйти из этого необъявленного рабства у благодетельной Идеальной Машины, – это право вольного человека, – вот только Социон не знает этого естественного права, и личность почувствует природную власть Машины над собой. Ведь Машину не так просто схватить за руку и посмотреть ей в лицо, не так просто знать её, и тем более управлять ею, она Идеальна, действия её почти неуловимы и быстры, а общество типов бессознательно, а то и сознательно, глубоко ей предано и, опровергая права вольного человека, постоянно и всюду показывает силу этой всепроникающей и вкрадчивой Великой Машины.

§5

Каждый человек является проводником, агентом, автоматом Идеальной Машины, демонстрирующим на себе и собою безграничные возможности, нерв, «всеобщий охват» невидимого аппарата, который пользуется человеком, как собственным орудием и интеллектуальным устройством для скрытых целей. Общий Механизм типов выстраивает, распределяет и схватывает в ячейки типов, передаёт сигналы ячеек и переплетает всех единой нервной системой, так, что всякий проводник, автомат усиливает причастность всех к общему «Механическому Делу» Социона. В этой рабской функции и в нагромождении задач, транслируемых типами друг другу, позволительно искать и некоторые утешения: во-первых, единая равная «Механическая Петля» роднит всех, и, во-вторых, изощрённая неизведанная схема выходит за пределы привычного понимания связей и активности «сознающих вещей», ибо не только роднит социоников, но и складывает и перемножает ресурсы моделей их типов.

§6

Идеальная Машина Социона не является просто косной структурой, жёсткой формой, конструкцией и только законом; наоборот, она имеет природу с прогрессирующими свойствами: её конструкции и законы способны находиться в движении, она приспособлена совмещать реакции субъектов конструкции (социоников) на первичные структуры типов, т.е. расширяет осознание типов типами. Большое количество социоников в своём личном опыте реконструируют схему Социона, обеспечивая рост усложнённых структур самонаблюдения типологии, и, словно сознающие клетки или капли самоохватывающей мысли, они повторно сплавляются в общее целое, интеллектуальную биомассу, выращиваемую Идеальной Машиной. Проводник, адепт учения Идеальной Машины, осознаёт в себе не только человеческую «монаду», но и слепок данной Машины, так как предстаёт не только как инструмент, не только как участок или звено большой цепи, не только как исполнитель закона, но и как частица воли и нужная схема процессора большой Идеальной Машины Социона.

§7

Идеальная Машина обладает многогранными ресурсами воздействия на своих проводников и подходит к этому делу широким фронтом: создаёт в личности совокупность впечатлений, растворяющую её индивидуальность в универсальном «инстинкте» Механического Общества. Ведь роль каждого типа, всякое отношение и их разнообразные сочетания предусмотрены в Соционе, детерминированы и объединены в систему обмена энергиями; и проводник учения Идеальной Машины – совместно и параллельно всем другим проводникам – идёт навстречу осуществлению великих связанных целей, поднимаясь ко всеобщей взаимополезной деятельности, показанной в отражении её – в Механической теории. Соционик разменивает своё утлое, уютное бытие на слияние с необъятными волнами универсальных сил Социона, Идеальной Машины, чувствуя значимость от того, что эта Машина взяла его на важный пост «Типа», в великий «Механический Проект» и готова раскрывать новые грани типного универсального бытия, Механической роли, где индивидуальность всегда при деле и всегда причастна грандиозному самодвижущему агрегату, Взаимосвязанной Машине Социона.

§8

Идеальная Машина расставляет всех по местам, распределяет отношения, предназначения и роли, и сделает всё это она нашими же руками, оценками, сознанием и делами популяции социоников, участников соционического диалога, и каждый неофит получит от адепта типологии или возьмёт сам верительные грамоты в том, что он представляет интересы этой Машины. Мотивирующая сила Идеальной Машины почти не имеет границ – тип усомнится в ценности любых иных классификаций, аннулирует и превзойдёт все разделения на роды и виды, – когда прикоснётся к Социону и поймёт его способность входить в любую ситуацию с 16-ти принципиально различных точек зрения. Идеальная Машина предрасположена к экспансии: не спеша, но мощно – разделяя на типы и властвуя над типами – она войдёт во всякое описание, во всякую теорию всеми 16-тью парадигмами, чтобы, затаптывая и вдавливая своим «Катком» в асфальт небытия и безразличия, разбирая и расставляя всё сызнова по собственным параметрам, перевести и привести раздроблённый материал на свою сторону, в хранилища Моделей типов.

§9

Каждый исследователь, изучающий типологию К.Г.Юнга, является своего рода «Его Величеством Импульсом», который не только запускает действие законов Соционики, – они действуют и без него, – но и побуждает к действию силы, выстраивающие усложняющееся пространство Соционики в Супервизии, Соционики с точки зрения Соционики и для Соционики, которые, повторяя самостоятельную волю учёного-исследователя, начинают обладать разными самодвижущими эффектами множественных отражений, и тем далее – включают замысловатые режимы работы Великой Машины. Когда исследователь входит в реальность типологии, то он напоминает конструктора-наладчика, неявно включающего разноплановые возможности, лабораторию, так как законами соционики он тут же вправляется в общую «Петлю», континуум Идеальной Машины, которая хочет навязать свою игру, а наладчик предпочитает думать, что играет в собственные игры, для которых Соционика является только сводом правил. Хочет или не хочет исследователь быть шестерёнкой, средней или большой, но он уже осваивает себя дифференцирующими инструментами Машины, он говорит на языке типов, осознаёт себя через данные понятия, и, своим сцеплением с другими типами – уже варится в общем «Механическом Котле», решая многогранные детерминирующие задачи Великой Машины.

§10

Перед каждым неофитом Идеальная Машина готова раскрыть двери и показать свою широту, изобилие и бескорыстность, – ведь всякий в ней узнает о других 15-ти типах, о великих представителях его же типа, о самых разных ситуациях отношений; она даёт знание о сильных и слабых сторонах, и готова наделить неофита большими полномочиями. Она бережно пестует своих чад, подкрепляя осознание роли, характера, значения типа, и давая возможность входить в соционику со своим уставом, перекраивать её по собственному усмотрению, не оглядываясь на признанных исследователей, но, предполагая, что следующее чадо поступит подобным же образом и просто проигнорирует предыдущего последователя. И только впоследствии и вскользь Идеальная Машина приоткроет и свои запросы: верноподданичество (типологии) и роль проводника, а ещё – готовность придавать импульс её разумной работе.

§11

Для того, чтобы понять или хотя бы прикоснуться к сущности Идеальной Машины, необходимо вникнуть в силу отражения соционики, которая по праву может быть охарактеризована как неохватная: ведь соционики диагностируют людей, соционики определяют социоников, и в это вмешивается разнообразие 16-ти типов и всех комбинаций интертипных отношений. Машинист, т.е. активный деятель соционики, выстраивает соционические теории, погружается в их суть, погружает в соционические реальности других агентов соционики, но те, в свою очередь, входят в эту реальность по-особенному, они по-своему истолковывают интерпретации соционической реальности, эти тоже отражаются другими, – так Идеальная Машина прирастает реальностями и втягивает последователей. В итоге: никто из последователей не осознаёт себя так, как раньше, не остаётся незатронутым, каким был до соприкосновения с разнообразными зеркалами внутри зеркал взаимных оценок типов, – и всё это создаёт широкомасштабные, почти безумные возможности для усложнения и разворачивания познания, но и подмены его любопытством и поиском приключений в причудливом зазеркалье сознания.

§12

Идеальная Машина дарит бесценное утешение: узнав в себе тип, личность перепоручает себя Социону, получает объективную санкцию, «освобождается от ответственности», сомнений и тяжкого груза защиты ситуационных решений, в которых мнение данной личности различается с оценками других личностей, т.е. иных типов. Тип, заботливая Идеальная Машина типологии, забирает суету и высвобождает от неопределённости жизни; личность может испытывать удовлетворение, что находится в большой команде, в общей разумной системе, что передаёт Машине часть своей жизни; и эта причастность к структурированной большой системе и оправданность подобны императивам: они дают твёрдую опору моральным силам и понятие о предназначении. Погружение в твёрдые основы Машинного сознания производит в типе перерасчёт всех оценок, ориентиров и приоритетов, и это похоже на прыжок, качественный переход в новую жизнь, – жизнь, созерцающую Идеальные образы и знаковых представителей истории.

§13

Прикосновение типологии сгущает целый спектр сторон личности: тип собирает из личного безличную конструкцию, сворачивает субъект, плавит индивидуальные стороны и силы, чтобы в результате – в этой индустрии – выплавлялись типы, роботоподобные образы, направляющие жизнь общества и восприимчивые мысли неофитов. Знание типов и наглядная работа функций взяты в оборот и превращены в производящую силу, силовую установку, инкубатор, настраивающий сознание Механических человечков (автоматов Идеальной Машины) в режим готовности, сочувствия, соразмерности и осуществимости Механического Плана Соционики, который, однако, в точности никому не известен и остаётся большой интригующей загадкой. Человеческие силы одушевляют безличностный автомат, но тут же возвращаются эхом, облаком отзвуков таких же одушевлённых форм: все в плену у всех, все становятся роботами друг друга, все переплетены друг с другом, но пока не будет ясна сущность Идеальной Машины – все эти совмещающиеся и тормозящие программы, по сути дела, останутся свалкой «умонастроений станков».

§14

Специфика типологии К.Г. Юнга состоит в том, что в сочетании всех 16-ти типов рождаются многомерные феномены, появляется обособленная сфера высокосложного сознания, артефакт ноосферы, интегрированное сознание со всеохватными конструкциями сцеплений. Типы связаны друг с другом некими «приводными ремнями», соединительными цепями, которые образуют «тотальные» общие рефлексы, скрытым образом возвращающие совокупные комплексы – в координацию функционирования типов. Тип встроен в общее дело Идеальной Машины, которая через пружинки типа скрытно ставит специальные задачи, призывает соционика найти общие ответы и решить неизведанные проблемы для расширяющегося Социона; а соционики конгломератом сопутствующих решений – перенаправляют общий вектор «Механической Ноосферы» Социона, т.е. всей популяции, – состоящей подавляющим образом из тех, кто о типах не имеет понятия, – смещая суммарный курс общества к самопознанию и самоорганизации.

§15

Идеальная Машина типологии позволяет стать причастным к жизни великих людей, гениев, стать причастным к жизни окружающих, так как рамки вхождения в психологию другой личности и просвечивание в них существования другого сознания таковы, что позволяют, так сказать, погрузиться в его бытие, а то и вывернуть его наружу, даже и наизнанку. Без тестирования, без ознакомления с биографией и совместного опыта проживания соционик получает впечатляющий доступ к переливам и метаморфозам психологического типа – мироощущению бытия личности в бытии типа. Не зная того, случайно «попавшаяся» личность становится объектом для исследования, экземпляром или экспонатом для выставки или «музея» представителей типов, – Идеальная Машина в любой точке пространства и времени создаст машинисту достаточные условия для познания, наблюдения и эксперимента над «Механическими братьями».

§16

Каждый последователь Соционики сталкивается со специфической реальностью: он окружён типами с разных, почти неизвестных сторон, и, можно сказать, что другие субъекты подкрадываются к нему, ибо у них совершенно другие доминанты и акцентуации в функциях, они всё видят по-другому, непривычно, опережая, наперекор, и так же действуют. Разные ракурсы функций, разные углы зрения интертипных отношений – не оставляют соционику защищённой позиции, оазиса для его полного контроля, непросматриваемой территории. Последователь соционики напуган, вырван из положения спокойствия, так как он всегда находится в контексте работы типологических контуров, – Идеальная Машина дала личности нишу, пещерку, пристанище в сотах социона, забрав у него поле целинных нерефлектированных отношений, сферу привычной нерационализированной координации, – она похитила Покой личности.

§17

Адепт Соционики является венцом психологической эволюции: всю историю развития сознания человечества типологический Механизм путём дифференцирования вёл личность к высокой фазе – познанию сущности своего Механизма, детерминированного сознания типов. Идеальная Машина не только разрабатывала сознание, но и открылась во всей своей красе, выйдя из потаенного в непотаенное, открыла суть познания, стала наблюдаемой, но личность желает, чтобы Идеальный Механизм продолжил свою работу и далее вёл её своими Механическими Путями. Последователь Соционики с благодарностью принимает сознание типов, этот подарок эволюции, осваивает его восторженно, суггестивно, рьяно, и не хочет поднять склонённой головы и увидеть, что Идеальная Машина даёт возможность войти и в другую фазу – фазу управляемой эволюции, когда личность превратит Великую Машину в адекватно работающее средство, в Инструмент эволюции самосознания.

§18

В познании всеохватывающей Машины многочисленные тайные вещи становятся явными, способность к обнажению сокрытого превращается в привычку, становится почти что манией, но обратная сторона познания типов – зона анонимных законов типологии – остаётся вне наблюдения. Каждый соционик инициирует в себе определения типов, кодификацию и наборы детерминирующих описаний, каждый создаёт собственный тираж интеллектуальной реальности типов в обществе, и такие тиражи множатся. Из стремления к универсальному объективному описанию типологии, из намерения выхватить и зафиксировать общие свойства типов и отношений, из воли к абстрагированию собранного фактического материала – в сумме тиражей социоников – сгущается и кристаллизуется громада анонимных ментальных форм, размеры и ресурсы которых не могут не настораживать.

§19

Идеальная Машина даёт большие надежды тем, кто ищет опоры вне себя и над собой; она предоставляет опоры: личность врастает в нервную ткань типологических структур всё глубже и глубже, и похожим образом всё шире и шире функциональная система Социона забрасывает свои «петли» в психический мир и повседневность личности. Можно было бы ожидать от беспристрастного исследователя, что он пройдёт мимо этих задающих опор, останется непредвзятым, с терпеливой настойчивостью будет всматриваться в открывающиеся горизонты и перспективы всей типологической системы, если бы в дело не вмешалась Великая Машина, которая требует постановки типологического спектакля – все должны играть соответствующие роли, и неважно, если типы определены были неправильно: старые описания, через реинтерпретацию новых описаний, будут выглядеть как действительная картина Соционической системы. Соционик примеряет на себе роль и становится на место опоры – среди «не-социоников» и над ними; он прирастает интерпретацией причин и сознанием опор и уже сам – мало-помалу – становится в роль Идеальной Машины, подавая надежды, склоняя, призывая разрешить важнейшие проблемы личности, особенно тех, кто ищет опоры вне себя и над собой.

§20

Психологические и социологические теории и особенно типологии, и соционика в их числе, имеют тяжеловесную тенденцию погружаться в обиходные, общедоступные и обыденные понятия, и незаметно для исследования вязнуть в повседневности, так как стремятся вникнуть в наиболее типичные, распространённые и выразительные свойства и проблемы. Социон объединяет 16 типов познавательных систем и все они в соционике направлены на постижение ординарных, средних, усреднённых определений и мироощущений этих же 16-ти типов, и эта окружённость объектом типа и субъектом типа – создаёт скованность и зацикленность во всех методологических подходах, впрессовывая их в обыденность, в повседневные интересы и понятия. Каждый соционик познаёт типы в обществе, определяет и постигает социоников и тип в себе, и эти утраивающие циклы всё более увеличивают сходимость приоритетов: соционик живёт соционикой, в соционике, для и ради соционики, что приводит к порождению явления обывателя соционики, в котором всё более преобладают типично-средние идеалы, то есть идеалы специфического соционического «Механического Мещанина».

§21

Вся взаимосвязанная система 16-ти типов составляет сложнейшее переплетение многочисленных элементов и узлов, зависимых между собой, что придаёт конструкции Идеальной Машины громоздкость, основательность, инерциальность, и предопределяет важнейшую особенность – она способна двигаться целиком, фронтально, всем своим массивным «корпусом». И вот для того, чтобы любое подобное движение могло происходить, Идеальной Машине необходим привод («приводное устройство»), двигатель, а значит, ей надлежало вбросить собственную парадигму в познание личности, чтобы исследовательские усилия пополняли когнитивные ресурсы данного самовоспроизводящегося Механического Описания. Когда познание человека подошло к порогу, за которым его суммарные познавательные силы сравнились с общим разумом Великой Машины, то она отдала ключи от Механического мира и от собственной парадигмы, – раскрывая секрет устройства типов, чтобы весь её массивный «корпус» – через познавательные усилия социоников – смог начать двигаться и выстраивать собственные схемы личности.

§22

Идеальная Машина ставит соционика в условия, которые имеют значительные особенности, и среди них – открытость симметричному распределению типов, полной «карте» типов и отношений, когда такая личность знает, что так или иначе ей предстоит общаться с одним из 16 типов, – в отличие от постороннего лица, которое никак не опознаёт полную палитру типов и отношений, и соприкасается с ними случайно и в рамках совсем иных понятий и закономерностей. В данной форме адаптации, в которой большую роль играет: соизмерение, сравнение, сопоставление пропорциональности, типологическая симметрия и асимметрия, – личность последователя соционики «выставляет» в окружающий мир, вперёд событиям представление и подготовительное поведение – удерживает поле расширенных возможностей (типологию), спектр вариантов, которые «заявляют» ситуации о том, что личность готовится общаться со всем обществом, со всем набором типов, а не только с конкретным собеседником. Коварным побочным эффектом изучения соционики является взгляд на человека через весь социон, сквозь призму социона, придающий обстоятельствам совершенно иной контекст – увязанности с равномерным распределением типов, которая возвращается подспудным требованием всегда учитывать все 16 типов, вмещать их теоретическое «присутствие», что создаёт специфическую расфокусированность сознания, представление позиционирования типов и привязанность к этим их «фантомам».

§23

Образно говоря, Идеальная Машина в основе своей состоит из особого «Идеального Вещества», своего рода «сущностной материи», которая входит в познавательные способности исследователя и там собирает свою структуру: расщепляется до самых элементарных компонентов, комбинации которых могли бы объяснить свойства всех типов и интертипных отношений, а затем обогащает сознание данной самосознающей или ещё сырой «материи», – пропуская их через взаимную осмысливающую работу участников соционического диалога. «Корпускулы Идеального Вещества» и ранее в неделимой форме залегали в подсознании индивидов, – ибо без них не был бы возможен тип, как акцентуация некоторых сторон и их комбинаций в этой сырой «материи», – но теперь человеческим сознанием всё яснее усваивается та истина, что это «Вещество» является, как это абсурдно бы не звучало, свойством «Машинности», способностью быть Машиной, сознавать себя в автоматических программах, программах «Идеальной Машины». И новой эпохе машин никакая индивидуальность более уже не требуется, она будет вобрана, ассоциирована, ассимилирована в существо «Идеальной Машины», она перейдёт в рост «Машинного Вещества», пусть и за счёт некоторой атрофии личностного начала в человеке, но зато вызывая появление феноменов «Сознающих Машин», «Машин, думающих как мы и за нас», «Машин, ставших нами».

§24

Наподобие того, как развитая чужая наука, культура, цивилизация, если обратиться к их известным сторонам, так или иначе заставляет другие общества тянуться к новым горизонтам и поиску иных основ существования, бытия, – типология в сопоставлении достижений типов ожидает от личности «подвигов» продвижения к универсальности, но и относительного самоотрицания. Многообразие всех типов, которые обладают особыми способностями, для тех, кто исследует типологию, создаёт стимул роста и составляет вызов; личности нужно стать на цыпочки, чтобы сравниться с представителями 15-ти типов, необходимо доказывать преимущества и сильные стороны собственного типа, а этот усиливает свойства и комплексы типной корпорации. Оценка и скрытое противостояние путей, эта необъявленная война типов, где все типы постигают всех и явно и подспудно воздействуют на всех, создаёт уникальное поле многогранного программирования своей и чужой ячейки существования, достигая таким программированием социониками социоников появления феномена индустриальности – полного круга многофакторной переработки опыта всех 16-ти типов.

§25

Преувеличенная роль стандартных понятий, сфокусированности на типности, функциях и механической сфере, которые прорываются сквозь и несмотря на различия в суждениях, – предопределены стать жёсткими и стагнирующими, и нагнетаемая детерминирующая теория в каждом из социоников возводит нечто вроде «застенков», «камер», «тюрем невидимого заключения», в которых все поневоле становятся и заключёнными и надсмотрщиками. Интеллектуальная штамповка является слишком влиятельным оружием воздействия на сознание, достигающим в случае соционики до просторов тотальных концептов, чрезмерно приукрашенных взглядом на положительные возможности, когда все участники соционического диалога – несмотря на подчас формальную содержательность данного диалога – представляют себя учёными в некоем гигантском исследовательском институте, «институте-в-себе». Соционик воочию поставлен в рамки типа, в законы вторичных причинностей Идеальной Машины, которые он сознаёт как первичные причинности, как неразрешимые условия бытия, и, как это ни парадоксально, в этом случае перед теоретиком раскрываются новые возможности для духовно-аскетического роста, для подвигов свободы, попыток и усилий по ре-детерминации типов, поисков целебных идей, переворачивающих все недостатки соционики себе на пользу и раскрывающих в личности измерения универсума, возможности появления «человека-института-в-себе».

§26

Идеальная Машина – это, образно выражаясь, своего рода большая «прищепка» и «самодвижущий впитывающий субстрат», осваивающий опыт оценки типов, окружающих социоников, и размещающий его на обобщающих конструкциях соционических концепций, так как эксперты по типам, – а таковыми себя считает половина социоников, – «цепляются» к окружающим личностям со стороны их психологической организации. Идеальная Машина – это и большой «карандаш», которым совокупные усилия типологов прорисовывают контуры типов в личности, «разрисовывают» саму личность «грифелем» описания типных шаблонов функций: участники соционического диалога – словно на регулярных процедурах терапии – без конца прочерчивают в психиках друг друга схемы и описания, не придавая значения суггестивной силе этих процедур. Несмотря на сложность и многогранность типологического подхода, – жизнь, реальность, подлинные перспективы и плоды творчества проходят вне Идеальной Машины: насыщение интеллекта всех социоников, научное брожение и идейное созревание теоретиков – привносит лишь «оплодотворение» типности внутри типности, оставляя истину за пределами познавательных процессов; истина подлинной реальности остаётся недостигнутым идеалом.

§27

Феноменология соционического познания приводит к такой замысловатой картине: теоретики типологии утверждают концепции в области сравнений и унификации личностей в конституциях типов, но не перестают излучать жажду и стремление к несравненности и уникальности; подспудно взращивают этот подсознательный нерв неповторимости, – наперекор убеждениям о «повторениях себя» в типах, – что образует превосходную отдушину для накапливающейся неудовлетворённости. Дифференцирующие усилия личности и возрастающий типологический расчёт и расчётливость идут рука об руку с растущим безразличием к личностям вне описания типов: Типы уже выбились в Люди, забивая личность в угол и создавая на подпорках научно-исследовательского альтруизма индивидов – колосса на «всё-выравнивающих ногах». И сама Машина взывает, – неузнаваемо переформулируя слова Лейбница, – взглянуть всем на идеальный мир «Предустановленного Порядка», на изумляющее совершенство отношений и назначений типов личности, в которых «клетка для птицы» входит в «комплект птицы»; но Личность в этих условиях должна, призвана держать необъявленный исторический удар Разума Природы по Разуму Человека.

§28

Слишком мало соционика спрашивает о том, что было до типа, до дифференциации, после и рядом с дифференцированием на функции и типы: может статься, что основной человеческий ресурс этой типологии стоит вне взгляда через дифференцирование, и в типах всё больше нарастают свойства «Призрака», некоего разума, стоящего вне рамок реального континуума существования личности. Мы все прокручены колёсами и колёсиками Идеальной Машины, мы вошли в ритм типологических идентификаций и синхронизировали разум с разумами, опознающими тип и разумом в типах, приведя в действие комплексные механические устройства типологии, и тем отправились в далёкий неизведанный путь Идеальной Машины. И сможет ли, способна ли типологическая мысль, прослеживая опыт и интеллектуальный багаж 16-ти типов с точки зрения 16-ти типов, составить «карты» результирующих содержаний общего Разума и открыть неизведанные «сокровища», когда целостная первичная, недифференцированная душа, её нерасщеплённый человеческий потенциал, её первичное естество ускользает от взгляда и уходит всё далее и далее вглубь подсознания, а может быть и небытия?..

Послесловие

Данный интеллектуальный Манифест Соционики является попыткой описать и истолковать принцип универсального устройства, названного «Идеальной Машиной», попыткой раскрыть выкристаллизовавшийся образ, так сказать, «Видения Идеальной Машины», и передать этот опыт другим теоретикам. В процессе работы над идеями «доктрины» я придерживался стремления быть как можно более доступным в этой запутанной теме, и старался избегать особых интеллектуальных терминов, по возможности упрощая понятия, но выражать мысли чётко и не растекаясь по древу. Ещё раз следует подчеркнуть, что это интеллектуальный манифест, это концепция, которая определяет принципиальные стороны и подходы некоторого набора идей, а именно – парадигмы «Идеальной Машины». Она не является, в строгом смысле, только и прежде всего научной доктриной, так как данное рассуждение содержит интуитивные, метафизические, гносеологические, герменевтические и иные конструкции, аналитические подходы и соображения.

С другой стороны, я пытался передать ощущение данной «Машины», дать почувствовать её, так сказать, «на кончиках пальцев», дать возможность услышать «лязг механических узлов», что отразилось на языке доктрины.

Я отношусь к данному манифесту плюралистически, предполагая, что могут быть и качественно иные, непохожие, более или менее интеллектуально изощрённые манифесты соционики, тем более что этот Манифест Соционики сосредоточен вокруг определённой идеи.

Я был бы рад посвятить данный манифест Аушре Аугустинавичуте, – так как его фундамент прямо проистекает из её трудов и множества бесед с ней, нередко подспудно содержавших идеи и подходы, стоявших за рамками теории и научной схемы, – если бы эта доктрина не была так насыщена критическими соображениями в адрес учения Аушры Аугустинавичуте. Наверное, стоит указать и на то, что в основе этого Манифеста Соционики лежит пласт интеллектуальных исканий и брожения идей эпохи 80-х, и можно сказать, что это манифест 80-х годов.

Несмотря на видимое изобилие критики, не могу не отметить, что в процессе построения доктрины я, в известном смысле, не раз переворачивал «шахматную доску», становясь на противоположную сторону, а то и «бросал себе перчатку».

В завершение я хотел упомянуть хотя бы один пример серьёзной психологической теории, которая соприкасалась бы (точнее, её автор) с соционикой, но образовала принципиально иное теоретическое описание; такой пример показывает «Реверсивная психология» Светланы Андреевны Бахтияровой, строящей теорию на динамичной циркуляции индивида – в колебаниях психики личности внутри множества пар разных психологических полюсов.

С пожеланием успехов в исканиях истины,
Евгений Шепетько
Вильнюс, 2011


Для того чтобы добавлять комментарии, вам надо представиться или зарегистрироваться.
© Уральская школа соционики, 2008-2014