Существует ли признак «статика-динамика»? Уральская школа соционики
Уральская школа соционики

Существует ли признак «статика-динамика»?

Владимир Павлов

18 ноября 2008 г.

Немного истории

Если мы попробуем вспомнить, как развивалась соционика в свои первые десятилетия, то перед нами встанет следующая картина: Аушра Аугустинавичюте, основываясь на работах Юнга, приходит к идее о модели информационного метаболизма. К введённым и описанным великим швейцарским психиатром понятиям ведущей (primary) и дополнительной (auxiliary) психических функций, однозначно характеризующих тип, Аушра добавляет в явной форме ещё шесть функций. Как результат, для каждого из введённых Юнгом типов появляется возможность описывать схему его реакции на любое информационное воздействие. Известно, что Юнг, фактически рассматривая 16 психологических типов, формально не ввёл необходимое количество (четыре, полученное как логарифм по основанию два от шестнадцати) дихотомических шкал предпочтений. В процессе развития соционики формально вводятся все необходимые шкалы – логика-этика, интуиция-сенсорика, экстраверсия-интроверсия и рациональность-иррациональность. Три из этих шкал характеризуют первую функцию типа, и только одна – вторую. Все перечисленные дихотомии встречаются у Юнга (но не все в явной форме). Таким образом, общее количество шкал предпочтений приводится в соответствие существующему количеству психологических типов. Ещё раз обращаю внимание читателя – из четырёх предпочтений три характеризуют ведущую психическую функцию и только одно – дополнительную.

Естественно, полученные результаты должны были быть тесно связанны с работами других последователей Юнга, и в первую очередь с работами Изабеллы Бриггс, так же оттолкнувшейся от типологии, основанной на понятиях ведущей и дополнительной психических функций. Изабелла Бриггс, основываясь на юнговской модели типов, ввела свой четвёртый признак – воспринимающий-решающий (perceiving-judging). Социониками был сделан вывод о тождественности признаков рациональный-иррациональный и решающий-воспринимающий. Это позволило в значительной степени упростить как практику типоопределения, так и теоретическую исследовательскую работу. К сожалению, в те годы (как, впрочем, и сегодня) отсутствовали русские переводы работ авторов опросника MBTI, и информация, которую использовали первопроходцы соционики, была полученна в основном косвенным путём (в частности, стоит упомянуть книгу Б. Шнейдермана «Психология программирования», в которой приводится русскоязычный вариант теста MBTI). Запомним это, и пойдём дальше.

Следующим важным этапом было построение системы признаков Рейнина. С помощью математического аппарата теории групп было выделено 15 основных способов дихотомического разделения социона, четыре из которых совпадали с базисными признаками Аугустинавичюте-Юнга. Этот раздел соционики первоначально привлёк к себе огромное внимание исследователей, но тем не менее признаки Рейнина подверглись изучению неравномерно, про некоторые из них на сегодня известно больше, про некоторые – меньше. После четырёх основных, наиболее исследованным считается т.н. признак статика-динамика, содержание которого по мнению большинства исследователей адекватно характеризуется его названием. Переходя к дальнейшему, запомним и этот факт.

После работ Изабеллы Бриггс следующий интересный для нас существенный шаг, который был сделан западными учёными – это построение т.н. модели жизненных паттернов Дюнихо и Дюнихо. Она представляет собой описание схемы реакций психологического типа на информационное воздействие по четырём из восьми аспектов информационного метаболизма. Фактически, это модель А без блоков суперЭго и Ид; аналогия с моделью А возникает ещё и благодаря возможности построения системы интертипных отношений (чем, кстати, и занимаются в настоящее время авторы модели жизненных паттернов). Предложенный Дюнихо и Дюнихо тест DDL) сейчас идёт на смену популярному на западе тесту МВТI.

Что такое признак J-P?

К сожалению, от внимания корифеев соционики ускользнул тот факт, что признак рациональность-иррациональность не совпадает с признаком J-P. Последний был введён Изабеллой Бриггс следующим образом: тип является J, если его экстравертированная функция из пары ведущая-вспомогательная (из блока «Эго» в соционической терминологии) является рациональной, и Р в противном случае. Иными словами, признак J-P только для половины социона (для экстравертов) характеризует основную психическую функцию, для второй части социона эта дихотомия описывает вспомогательную.

Вот как пишет об этом Фергус Дюнихо (здесь и далее перевод с английского мой – В.П.): «Майерс и Бриггс, по некоторым причинам, хотели представить каждый из 16 Юнговских типов четырёхбуквенной аббревиатурой. Если бы они ограничились только тремя парами предпочтений, о которых писал Юнг, они получили бы восемь типов, которые не соответствовали восьми Юнговским базовым типам. Это потому что аббревиатура, подобная INF ничего не говорит о том, является ли соответствующий ей тип интровертированным интуитом со второй функцией − этикой, либо интровертированным этиком со второй функцией – интуицией.

Чтобы разделять подобные случаи, они добавили шкалу J-P. Эта шкала указывает, является ли экстравертированная функция решающей либо воспринимающей. Это доминантная функция для экстравертов и вспомогательная функция для интровертов. Таким образом, доминантная функция для ЕР – это воспринимающая функция, и доминантная функция для EJ – это решающая функция. Для интровертов ситуация обратная. Доминантная функция для IP – это решающая функция, и доминантная функция для IJ – это воспринимающая функция».

В материалах, подготовленных консалтинговой фирмой «Team Technology» читаем: «Р всегда указывает на вторую букву в вашем Майерс-Бриггс коде и говорит «это используется для контакта с внешним миром». И J всегда указывает на третью букву в вашем Майерс-Бриггс коде и говорит «вот это используется для контакта с внешним миром»...

Предположим, например, INFP. Его воспринимающее предпочтение – это интуиция, и оценивающее предпочтение – это этика. Но какая функция у INFP используется для внешнего мира? Ответ – «Р», предпочтительная воспринимающая функция, то есть интуиция... Соответственно этика обычно ориентирована на внутренний мир.

Тот факт, что никто из социоников до сих пор не обратил внимания на несовпадение обсуждаемых признаков тем более странен, что в Internet встречается достаточно большое количество описаний типов, причём не только синтетических, но и по психологическим функциям. При чтении таких описаний для интровертированных типов несовпадение становится совершенно очевидным.

Наконец, в статье Майкла Даниэльса можно найти таблицу соответствия Юнговских и Майегс-Бриггсовских типов, из которой ясно видна разница между признаком рациональность-иррациональность и J-P. В этой таблице обозначение ES(T) означает «Экстровертированный Сенсорик со второй функцией логикой», обозначение IF(N) – «Интровертированный Этик со второй функцией интуицией» и т.п.

Сравнивая указанную таблицу с таблицей признаков Рейнина, легко увидеть, что признак J-P совпадает с признаком статика-динамика.

Некоторые последствия смешения признаков

Итак, налицо достаточно грустный факт: признак J-P, считавшийся ранее тождественным рейниновскому признаку «рациональность-иррациональность», на самом деле совпадает с другим рейниновским признаком, носящим название «статика-динамика». Давайте проанализируем, что вытекает из этого факта.

1. Так называемого признака «статика-динамика» не существует в том виде, в котором его обычно описывают в соционической литературе. Действительно, такое его описание совершенно не соответствует описанию признака J-P. Более того, два различных описания одного и того же признака не являются даже подобными: статикам соответствует Р, и динамикам J, а не наоборот, как можно было бы ожидать в случае просто различных, но похожих описаний. (Есть, безусловно есть некоторая схожесть между динамиками и perceiving, ведь последние предпочитают принимать решения по ходу ситуации, а не заранее, то есть механизм принятия решений – динамический. В соционике однако perceiving соответствует статикам!) То есть, введение признака статика-динамика было принципиально несовместимо с исходной Юнговской типологией. При развитии данной мысли возникает резонный вопрос: а существует ли дихотомия с аналогичным названием для аспектов? Ведь статика или динамика типа определяется через статику либо динамику аспектов, находящихся в его блоке Эго.

2. Признак рациональность-иррациональность описывается неправильно. Да, этот признак действительно похож на признак J-P, но не более чем на логику-этику. Иррациональность и восприимчивость – это две принципиально разные вещи, но везде в существующей литературе их описания перемешаны. Сейчас, до проведения на эту тему серьёзных исследований трудно сказать, что из «привычных» описаний относится к первому признаку, а что ко второму. Несомненно только одно: эти признаки различны. Подобную ошибку в своё время допускал и сам Юнг, отождествляя логику с интроверсией и этику с экстраверсией, однако, он быстро обнаружил своё заблуждение. В аналогичной ситуации находится сегодня всё соционическое сообщество. Кстати, именно всем изложенным выше объясняется то, что признак рациональность-иррациональность является наиболее сложноопределяемым из четырёх базовых. Ещё раз повторю: рациональность не тождественна judging, иррациональность не тождественна perceiving. «Все рациональные Р являются интровертами», все иррациональные Р являются экстравертами.

3. Не существует ни одного правильного учебника по соционике. В любом учебнике (ровно как и в почти каждом номере журнала «Соционика, ментопогия и психология личности» за 95-97 гг. – на внутренней странице обложки) можно найти заведомо ошибочную таблицу соответствия Юнговских и Майерс-Бриггсовских типов. Вспомним ещё, что сам Юнг не описывал как самостоятельный признак рациональность-иррациональность (речь шла только об описании отдельных групп, например рациональных интровертов), и все существующие на сегодня русскоязычные описания представляют собой смесь описаний Майерс-Бриггс, Юнга и авторов-социоников. Повторяю, что это в ситуации реального смешения двух различных признаков. Следовательно, читая существующую соционическую литературу человек приобретает заведомо ложные, хотя и правдоподобные, знания.

4. Все аналитические работы, полученные путём сравнения наших и нерусскоязычных (чаще всего – американских) результатов, неверны. Это очевидно, ведь сравнивались совершенно различные вещи. Для демонстрации приведу такой факт. В своей книге Кейрси пишет, что наиболее хорошие отношения возникают между типами, имеющими полностью несовпадающие Майерс-Бриггс обозначения, например ENTP и ISFJ. Такой тезис полностью согласуется с соционикой, ведь отношения между этими типами – дуальные. Однако ошибка в интерпретации признака J-P приводила к трактовке этих отношений как конфликтных, и, следовательно, к жёсткой критике в адрес Кейрси. Сейчас мы видим, что эта критика была совершенно беспочвенной. Ещё один пример – это так называемые темпераменты Кейрси. Темперамент Эпитемий у него образован типами ISTJ, ISFJ, ESFJ, ESTJ. Раньше эта группа трактовалась как Максим, Драйзер, Гюго, Штирлиц, и логика объединения столь разных типов в одну группу вызывала некоторое удивление. На самом деле Кейрси имел в виду группу белых сенсориков – Габен, Дюма, Гюго, Штирлиц. Всё становится на свои места, мы видим совершенно прозрачную и ясную логическую структуру. Конечно, у того же Кейрси можно найти немало достаточно странных, непонятных, неправдоподобных и, возможно, просто неправильных вещей. Однако для выявления всего этого необходимо пользоваться той же системой обозначений что и американцы, в противном случае любые сравнения просто теряют смысл. Ситуация усугубляется ещё и тем, что проблема смешения признаков присутствует у представителей американского типоведения в той же самой мере, что и у представителей соционики. Описания интровертированных J у некоторых авторов являются описаниями явных рационалов, а у других − описаниями явных иррационалов (естественно, немало промежуточных, смешанных вариантов, что, на мой взгляд, ещё хуже). Во всей этой путанице виноваты, вероятно, Майерс и Бриггс, которые решили ввести признак J-P, формально не зависящий от рациональности-иррациональности, но фактически очень подобный описательно. Как следствие, возникла рекурсивная цепь скрытых двусмысленностей в описаниях как признаков, так и типов. Впрочем, вопрос о том, почему возникла описываемая здесь двойственность, гораздо менее интересен чем вопрос о том, почему она так долго не была обнаружена... Но об этом после.

5. Достаточно широкий спектр гипотез – от темпераметров по Гуленко до символьной соционики Савченко, остаются без своей теоретической основы. Признак J-P, ровно как и признак рациональность-иррациональность настолько фундаментальны для типоведения и соционики, что трудно представить себе независящую от них область в этих науках.

6. Признаком рациональность-иррациональность ни в коем случае нельзя пользоваться при практическом типоопределении. Действительно, в свете вышеизложенного это подобно использованию пластилинового штангенциркуля. Тут, впрочем, стоит сделать некоторое отступление общего плана. При построении обсуждаемой типологии можно пользоваться двумя конкурирующими подходами. Первый из них – дихотомический. Он основан на последовательном разбиении множества исследуемых объектов (в нашем случае – людей) некоторым количеством независимых типирующих признаков (в нашем случае – четырьмя). Этот подход характерен для представителей американского типоведения. Второй подход основан на построении моделей информационного метаболизма исследуемых объектов, в предположении, что для этих объектов (в нашем случае, повторю, людей) свойственно выделять и дифференцированно обрабатывать различные составляющие информационного потока. Этот подход лежал в основе классической соционической теории и получил своё логическое развитие в концепции МетаСоционики. Он намного более общий и логически красивый, чем дихотомический. Всё это, впрочем, в теории. На практике разница состоит в следующем: одни предпочитают типировать по шкалам, а другие − по аспектам и функциям. Но шкалы – независимы, и в силу полного отсутствия избыточности информации очень трудно проверить (верифицировать) правильность результата. В модели, наоборот, всё взаимосвязано, и оценить согласованность нескольких отдельных наблюдений и выводов достаточно несложно. Следовательно, при практическом типировании желательно пользоваться методом анализа информационных потоков, и не желательно использовать дихотомические тестирующие признаки. (И не важно, речь идёт о «канонических» базисных дихотомиях Юнга или о каких либо иных. Важен сам факт ненадёжности дихотомического подхода – поэтому, кстати, сбоят все без исключения тесты. Впрочем, подробному обоснованию первичности аспектно-функционального подхода и вторичности дихотомического будет посвящена отдельная работа.) А с учётом полной размытости и двойственности признака рациональность-иррациональность использовать его просто опасно.

7. Из вышеизложенного следует весьма грустный вывод: если в самом сердце теоретической соционики обнаружилась столь огромная ошибка, то где гарантия, что подобных ей противоречий нет и в других разделах нашей науки! Очевидно, такой гарантии нет, ибо большинство из «общепринятых» постулатов подкреплено только авторитетом их авторов. К сожалению, такая практика была заложена ещё Юнгом, который даже подчёркивал, что все его выводы основаны на субъективном опыте. Но, во первых, к моменту формулировки гипотезы о существовании психологических типов Юнг был уже маститым психиатром с громаднейшим опытом, а во вторых, в те годы подобный подход был достаточно распространён. Нынешнее время, однако, требует статистической проверки всего. И следует признать, соционики остались в эре Юнга, в эре науки на уровне догадок и искусства, а не на уровне многократно проверенных фактов.

Кризис методики

Таким образом, принятая в соционических кругах методология получения и доказательства новых результатов реально завела в тупик. Применение этой методологии не позволило обнаружить даже столь существенного и очевидного противоречия, как обсуждаемое в этой статье. На сегодня, как и четверть века назад, соционика является лишь очень красивой (возможно, даже гениальной) идеей. Сколь-нибудь существенной научной проработки этой идеи нет. Более того, отношение к соционике как полигону для фантазии принесло огромный вред. От нас ждут конкретных практических результатов, ведь любая гипотеза в таком возрасте уже либо умирает, либо становится реально полезной людям. А соционика всё скачет на деревянной лошади-качалке, держа в руках надкушенную грушу и оглашая окрестности маловразумительными звуками. Пришла пора взрослеть. Или интеллектуальный инфантилизм будет выброшен в мусорное ведро, или соционика умрёт как наука, превратившись в полурелигиозное движение.

Есть ли выход?

Единственным выходом из сложившейся ситуации является переход к использованию современного методологического аппарата при обосновании гипотез, накопление реальных статистических данных и использование только тех результатов, которые основаны на анализе действительно репрезентативных выборок.

Одним из обязательных при этом условий является наведение порядка с типированием. Разнообразную профанацию необходимо подавлять, Должны быть сформулированы жесткие требования к процессу типирования (как минимум – работа группы экспертов и видео/аудио запись). К тестированию допускать только действительно пригодных для этого людей. Все без исключения результаты тестирований должны централизовано собираться и подвергаться анализу. Только в этом случае возможен необходимый нам набор данных.

Конечно, не через месяц и не через год серьёзной работы соционика научится по-настоящему помогать людям, однако только упорным трудом и жёстким соблюдением критериев научности можно получить так необходимые нам всем результаты.

Опубликовано в дайджесте №1 журнала «Мост».

Ключевые слова: MBTI


Для того чтобы добавлять комментарии, вам надо представиться или зарегистрироваться.
© Уральская школа соционики, 2008-2014