Осмысленный звук Уральская школа соционики
Уральская школа соционики

Осмысленный звук

Верская М.

18 ноября 2008 г.

Слово в человеческой речи является носителем смысла. Отдельным словом можно обозначить предмет, действие, качество. Слово – смысловая единица текста, и на более мелкие части, наделенные самостоятельным смыслом, вроде бы не делится.

Однако одно и то же слово можно произнести с разной интонацией (например, серьезно или насмешливо), и тогда в одном случае оно будет воспринято так, а в другом – иначе. Смысл слова изменился. Вспомним, что устная речь развилась гораздо раньше письменности. Исконная форма слова – звуковая. Так может быть, значение слова связано с его звучанием гораздо теснее, чем мы привыкли считать?

Специалисты, задавшиеся этим вопросом, провели исследование: было опрошено 100 тыс. человек. С фонетической точки зрения, в русском языке выделяется 45 звукобукв (в восприятии человека звук и буква не отделяются друг от друга). Испытуемым было предложено оценить каждую звукобукву с помощью 25 пар признаков (большой-маленький, нежный-грубый, светлый-темный, радостный-печальный и т.д.), используя 5-балльную шкалу. В результате эксперимента выяснилось, что большинство людей оценивают звуки одинаково. То есть звук является – по-своему – осмысленным. Нет «никаких» звукобукв, любая буква имеет свое значение.

Значит, смысл слова можно найти и в его звучании, стоит только соединить воедино признаки составляющих это слово звуков! Конечно, разные звуки имеют разную значимость в слове – это зависит от ударения и от того, насколько часто встречается звук в языке (чем чаще, тем менее он значим).

Примерно треть существительных имеет ярко выраженное значение, совпадающее с признаками звукобукв. А остальные две трети – многозначные слова, например, заимствования, смысл которых стремится соответствовать признакам (отсюда и многозначность).

К примеру, в ряду слов аэроплан, самолет, лайнер наблюдается уменьшение количества баллов по признаку «медленный» и увеличение – по признаку «быстрый». А в последовательности лик, лицо, морда, харя происходит переход от «нежного» к «грубому» – опять-таки на уровне звучания.

Итак, с одной стороны, существует смысловое ядро слова, его словарное определение, с другой – признаковый аспект, который определяется звучанием слова. Чтобы воспринять смысловое ядро, мы должны знать, что означает слово. Это сознательное понимание. Подсознание же воспринимает признаковый аспект. Здесь открывается неплохая возможность – «подсунуть» подсознанию такие признаки, чтобы текст воспринимался как заведомо правильный, хороший и т.д., т.е. создать суггестивный, «кодирующий» текст. Информация, поданная таким образом, усваивается некритично, навязывается человеку.

Все эти вещи не являются плодом воображения писателей-фантастов или «ноу-хау» секретных спецслужб. Суггестивной лингвистикой занимается Институт Прикладной Лингвистики в городе Перми. Это направление, соединяющее лингвистику и психологию, в начале 90-х годов развивала М.Ю.Черепанова (ПГУ). В 1993 году здесь была создана компьютерная программа «DiaTone», в которую заложены статистические данные по звукобуквам.

Программа «DiaTone» может оценить любой текст, используя те же 25 пар признаков. Текст является «кодирующим», когда у него есть признак «сильный». Причем если текст «мягкокодирующий», то он еще и «прекрасный», «светлый», а если «жесткокодирующий» – «устрашающий», «темный» и т.д. (преобладают жесткие звуки). Данные эти были получены путем исследования заведомо суггестивных текстов – мантр, молитв, заговоров. С помощью программы «DiaTone» можно обычный текст превратить в суггестивный – заменяя «слабые» слова более «сильными» синонимами.

Кроме того, важное значение имеет ритм (ритмичный текст и читается легче, и усваивается лучше), а также «золотое сечение» текста (оно делит текст на две части, из которых меньшая относится к большей так же, как большая относится к целому). Там, где находится «золотое сечение», должен располагаться смысловой центр, а для «кодирующих» текстов – самая «жесткая» часть.

Кто всему прочему, звукобуквы имеют свои цвета. Поэтому, например, при создании торговой марки и логотипа фирмы можно найти идеальное сочетание цвета и звука. Иногда эти сочетания находятся интуитивно: так, слово «кока-кола» имеет красно-белый цвет, «марс» – красный, «баунти» – синий с голубым.

Достижения суггестивной лингвистики можно применять в психотерапии, в рекламе (в Перми уже создана Лаборатория политической рекламы), да мало ли где еще... Главное, ведь не докажешь, что тексту специально придавались «кодирующие» качества.

А познакомили меня с психолингвистикой в Екатеринбургской студии «Солнечный город», сотрудники которой занимаются различными направлениями современной психологии – НЛП, структурным анализом и т.д., в том числе и суггестивной лингвистикой. Студия проводит семинары по прикладной психологии для тех, чья работа связана с общением, оказывает консультационные услуги в области рекламного дизайна и создания суггестивных текстов. В планы «Солнечного города» входит работа в политической рекламе (кстати, создатели программы «DiaTone» сейчас совершенствуют ее именно в этом направлении).

Являясь дилерами Пермской Лаборатории политической рекламы, сотрудники студии распространяют программу «DiaTone» среди пользователей, работающих в области коммуникации.

В заключение – об одной забавной закономерности, обнаруженной психолингвистами. Дело в том, что художественные произведения, созданные классиками – писателями и поэтами, обладают свойствами суггестивных текстов. Воистину, все гениальное суггестивно, но не все суггестивное – гениально.

Опубликовано в журнале «Мост» №3-4/1997.


Для того чтобы добавлять комментарии, вам надо представиться или зарегистрироваться.
© Уральская школа соционики, 2008-2014